Tomb Raider в России Ларка
Сайт Форум QRUTO.COM
   рассказы
Dr. Amazing
Ostercy Mimicas
C. Mage
Sarah Chrisman
Другое


Ostercy Mimicas: Мертвецы (The Dead)

Внимание! Администрация портала TombRaider.ru запрещает размещение, копирование или цитирование данных рассказов где-либо, за исключением создания копий на локальных носителях информации. Авторские права на тексты принадлежат их переводчикам.

Мертвецы

1.

      Я сидела у подножия здоровенной статуи меня в моем саду, рассматривала нарезку в дуле моего шотгана и попутно размышляла о превратностях судьбы.
       - Вы действительно не сможете вернуть эти вещи? - сказала я уже изрядно надоевшему мне замгенсеку министерства иностранных дел. -на вашем месте я бы вела себя поосторожнее...страны эти и так уже проявляют чрезмерную активность...
      -Думаю, вряд ли китайское правительство будет нападать на Тайвань только из-за того, что у него будет преимущество в виде дракона, - заметил замгенсек. Он стряхнул с рукава воображаемую пылинку. - К тому же, Кинжал Ксианов для них слишком много значит. Культурные ценности и тому подобное. Туризм у них - огромная статья дохода. Чтобы поддерживать коммунистический строй, нужна уйма денег, вы думаете, они позволят вам подложить им такую свинью?
      Я пожала плечами. - А как насчет ковчега? Тоже отдадите его Израилю? Настолько им доверяете?
      -Ядерное оружие мы им уже доверили, так почему бы и нет, - сказал он. - К тому же, может быть, это наконец поможет им решить все проблемы с Палестиной.
      Да, это, разумеется, было единственнной проблемой, которая интересовала нашего замгенсека.
      -Ну ладно, - сказала я, потерев подбородок. - Но зачем вам коллекция артефактов моего отца?
      -Я же уже объяснял, по нашему законодательству большую часть этой коллекции нельзя содержать частным лицам. Вы можете подать апелляцию в Верховный суд и, может быть, получите компенсацию.
      Я фыркнула. - Но хотя бы голову тиранозавра оставите?
      -Представляющую собой биологическую угрозу для человечества? - ужаснулся замгенсек. - Боюсь, вряд ли.
      -Так. Понятно. Другими словами, правительство меня попросту грабит.
      -Извините, - сказал он. - Это вне моей компетенции. Но у вас же все равно что-то останется.
      -Ага. Голова инопланетного робота, и кусок разбитого Скиона. Великолепно.
      -Почему бы и нет? Лара, взгляните на это с другой стороны. Это же просто вещи, и больше ничего. Вы в деньгах, насколько я зна.ю, не нуждаетесь. По-моему, вам сейчас следует радоваться, что вы живы и здоровы.
      Я посмоторела на него долгим и тяжелым взглядом. - Интересно, что вы имеете в виду - "жива и здорова"? - сказала я. После чего встала и ушла.
      Думаю, для меня просто наступило время расплаты.
      Официальная версия моего спасения из гробницы Сета годилась на сопливую концовку сценария голливудского фильма. Я без всяких проблем выбралась наружу по запасному ходу, готовая надрать задницу любому. Этот мой образ уже успели запатентовать и использовать в куче развлекательных продуктов. Магазины были завалены пластиковыми фигурками как бы меня в разных позах, в разной одежде и с разным оружием. Единственным утешением оставалось то, что это была не совсем я. Существовали мелкие различия. Скажем, та Лара не старела, постоянно оставалась немерено крутой и т.д. Также она постоянно гребла деньги лопатой.
      На самом же деле, все было вовсе не так просто. Я очнулась черт знает где, в кромешной тьме. Рюкзак мой пропал. В нем, кстати, были все мои фальшфейеры, так что об освещении можно было забыть. Я что-то себе сломала. Я пролежала там, уткнувшись мордой в песок, кажется, несколько сотен лет. Я бы отдала все за один укол новокаина. Потом боль отошла на задний план и появилась жажда. Я умирала. Когда я это осознала, я улыбнулась. Наконец-то. Но...я так и не умерла. Прошло несколько часов, может дней. Слушать тишину и смотреть темноту мне наскучило. Мне начали сниться яркие сны с аппетитными бокалами минералки. Короче, мне надоело ждать, пока я помру, и я выбралась оттуда. После того, как я дала пару шокирующих интервью, разнесших вдребезги мой образ непьющей/некурящей/благовоспитанной "леди из высшего общества", от меня стали шарахаться журналисты.
      -Обалдеть, - подумала я и сунула ствол ружья в рот. -Я снова спасла мир. Добрый старый мир. Вот только спасла я его только для того, чтобы он продолжал мной торговать.
      Возможно, пора было, как Джим Моррисон или Мерилин Монро, утвердить мой статус идола.
      Я нажала на курок и мои мозги забрызгали безупречную поверхность статуи.
      
      
* * *

      
      Я точно не знаю, услышала ли я тогда трубу Азрафила, или нет. Может, у меня просто звенело в ушах, а может, это было эхо от выстрела. Хотя, по идее, слышать я его уже не могла.
      Когда я пришла в себя, первой реакцией было подняться на ноги. Примерно в полутора футах надо мной находилась холодная каменная поверхность. Вокруг стояли такие же каменные стены. Мне повезло, что меня не положили в обычный гроб, а то я не смогла бы даже согнуть ноги должным образом, чтобы спихнуть в сторону каменную крышку. Кстати, я оказалась на удивление сильна. В мышцах не ощущалось никакой слабости, не было и боли от многочисленных ран.
      Пришлось повозиться, но в конце концов крышка с грохотом свалилась на пол и я поднялась. Я потрогала затылок, где должно было находиться выходное отверстие. Там его не было. Я удивилась, ощутив, какими приятными на ощупь были мои волосы. Даже в двадцать лет у меня не было ничего подобного.
      Что до моего тела - даже не знаю, как бы описать это чувство. На ум приходит только одно - полно жизни. Я так и лучилась здоровьем. Мне словно снова исполнилось шестнадцать.
      -Дура, - сказала я себе. -Как тебе только в голову могла прийти такая мысль - убить себя?
      В нашем мавзолее я была единственным жителем. Его построил еще дедушка, но воспользоваться им он так и не успел - он без вести пропал где-то в Судане. Бабушка после того, как во время Второй мировой ее уличили в связи с фашистами, больше не была членом нашей семьи. Их единственный сын - мой отец - насколько я знала, был еще жив, а мама - ну, мама это мама. Даже на Марсе увидеть ее было больше шансов, чем в семейном склепе.
      Как впоследствии оказалось, мне повезло, что мавзолей был сделан из мрамора. Первым делом я обратила внимание на звуки, доносящиеся снаружи. Даже сквозь стены я слышала сотни голосов. Все они что-то кричали. Некоторые по-английски, остальные - на других языках - французский, латинский, еще какие-то, незнакомые мне... Потом двери мавзолея стали явственно вздрагивать. Я шагнула назад. На мне была моя лучшая одежда, но вот дать мне в мир иной мои верные пистолеты никто не догадался. Если бы был жив Уинстон, он бы об этом позаботился. Я осмотрелась. Мою гробницу окружали перила из стальной арматуры. Мне удалось расшатать и выдрать одну плохо державшуюся стойку. Конечно, лом против толпы - не лучшее оружие...но, скажем так, это лучше, чем ничего. Размышляя, что же произошло, мне на ум вдруг пришла одна шокирующая мысль. Я воскресла из мертвых. Почему? Единственное, что мне приходило в голову - это Судный день. Что, если из мертвых восстал весь мир? Похоже, они там снаружи упакованы плотнее, чем сардины в банке. И если действительно наступил Судный день - то мне вскоре предстояло прямиком отправиться в Ад.
      Двери начали потрескивать под напором снаружи. - Ладно, посмотрим, - сказала я, не обращаясь ни к кому конкретно. - Всегда хотела посмотреть на Сатану.
      -Думаю, я на него посмотрю гораздо раньше, чем вы. - тихо сказал кто-то позади меня.
      Я резко развернулась, выставив вперед арматурный прут. Передо мной стоял ангел - несколько потрепанный ангел, надо признать, - но тем не менее самый натуральный ангел.
      -Помните меня? - спросил он.
      Я вспомнила. Это был Азрафил.
      От волнения я даже стала заикаться, хотя в высшей школе меня от этого отучили. - Н-но это все был только сон...
      Я имела в виду мои давние приключения в Косово. Тогда я была уверена, что обнаружила где-то там гробницу императоров Византии. Еще я была уверена, что бой под Торбеши прекратила целая стая ангелов - "Организация объединенных Ангелов", если можно так выразиться.
      -Мы со Стеллой все это давно обсудили. - сказала я.
      -Лара...
      Я начала загибать пальцы, стараясь не смотреть на него. - Слишком много было несходящихся фактов. На венгерской короне не три замещенных пластины, а две. Это не женская, а мужская корона. Константин Мономах никогда не был дуалистом. Иберия - это древнее название не Армении, а Грузии... - наверно, я думала, что если я логически докажу, что его не существует, он так и исчезнет.
      -Хватит, Лара, - сказал Азрафил. - Все это не имеет никакого значения.
      Я заткнулась. - Так что, это все очередной сон?
      -Боюсь, что нет. Произошло кое-то ужасное.
      -Ужасное? Снова?
      Азрафил зябко передернул плечами. -У меня нет времени объяснять все с самого начала - вообще говоря, за мной гонятся. Гончие Гавриила идут за мной по пятам. Вскоре меня должны сместить с этого поста.
      Он усадил меня на скамейку.
      -В общем, некое существо - не имеет значения, как оно называется - смогло пробраться в город ангелов. - сказал Азрафил. Он, конечно, имел в виду не Лос-Анжелес, а главное христианское сообщество в загробном мире. - У этих существ нет морали в привычном понимании. Они уже несколько раз пробовали переделать мир под свои нужды, и в этот раз, думаю, им удастся его уничтожить.
      -Стоп, стоп, стоп! - похоже, мой мозг снова начал действовать. - Я помню, кто ты. - сказала я. - Ты тот ангел, который должен объявить конец света, верно? У тебя еще труба была.
      -Труба Страшного Суда. - сказал Азрафил. - Стоит раз в нее протрубить - и это запустит весь механизм воскрешения.
      -Но я думала, ты ее хорошо охранял.
      -Так оно и было.
      -Значит, ты оказался неосторожен.
      -Верно.
      -Ну ладно. Так в чем же дело? Ты хочешь, чтобы я достала тебе эту трубу обратно?
      Азрафил рассмеялся. - Если бы все было так просто. - сказал он. - Дело не в трубе. Дело в том, что пропала Смерть.
      -Смерть?
      -Да.
      Я фыркнула. - Подожди-ка. - сказала я. - Какая еще смерть? Как в том фильме про Билла и Тэда? Костлявая, в плаще, с косой?
      -Не совсем. Помните Азраэля?
      Азраэль был одним из ангелов, с которым я разговаривала под Торбеши.
      -Он и был ангелом смерти. Никто не может умереть без него. - сказал Азрафил. - Хотите, прочитаю цитату из Корана?
      -А это обязательно? - сказала я. Исламисты для меня все равно что масоны.
      -Сура тридцать девятая, айят 68. "И пpoтpyбят в тpyбy и пopaжeны бyдyт, кaк мoлниeй, тe, ктo в нeбecax, и тe, ктo нa зeмлe, кpoмe тex, кoгo пoжeлaeт Aллax. Пoтoм пpoтpyбят втopичнo, и вoт - oни cтoя cмoтpят." И дальше, айят 69 - "И зacияeт зeмля cвeтoм Гocпoдa ee, и пoлoжeнa бyдeт книгa , и пpивeдyт пpopoкoв и иcпoвeдникoв, и peшeнo бyдeт мeждy ними пo иcтинe, и нe бyдyт oни oбижeны."
      -Логично. Значит, эта ревущая толпа снаружи - это все те, кого Аллах пробудил к жизни?
      -Ну, вообще-то он к тому, что происходит, не имеет практически никакого отношения. - сказал Азрафил.
      В этот момент какой-то посторонний звук перекрыл вопли толпы. Было похоже на хлопание множества крыльев - как если бы над головой пронеслась стая гусей. Азрафил весь побелел.
      -Это они и есть. - сказал он. - Асмодей почти обнаружил меня.
      -Ладно, так что же мне придется делать? - сказала я. Мне передался его страх. - Перестрелять половину, чтобы освободить место для остальных?
      Азрафил поднялся. - У меня есть кое-что для вас.
      -Окей.
      -Сначала вот это. - Он вынул откуда-то нечто, похожее на большую рыболовную сеть, сделанную из золота. - Этим вы сможете "выудить" нужных людей.
      -Не понимаю.
      -Сейчас из мертвых восстали все, кто когда-либо жил. Этой сетью вы сможете достать кого угодно.
      -Все равно не понимаю.
      -Подумайте о ком-нибудь, взмахните сетью и он окажется рядом.
      Он взял меня за руку и мы воспарили вверх. Когда мы прошли через крышу, я наконец-таки увидела, каким был мир, который пробудила к жизни труба Азрафила. До самого горизонта земля была черна от толпившихся на ней людей. Неподалеку я увидела мой особняк. Похоже было, что после моей смерти его превратили в какие-то офисы. Над входом висела вывеска - "Core Design". Из окон сыпались люди - похоже, там было слишком тесно. Ну, или просто им это заведение чем-то не нравилось. Взглянув вверх, я увидела вдали еще одного ангела. Внизу же продолжала завывать толпа. Люди были всех возрастов, всех цветов кожи. Они били друг друга, кусались и кричали, кричали, кричали. Меня это начинало уже сильно раздражать.
      -Они не могут умереть? - спросила я.
      -Нет, - ответил Азрафил. - Все их раны заживают. Но боль они чувствуют. Также, как голод и жажду.
      Я даже не знала, что сказать.
      -Теперь второе. Каждому рыбаку необходима лодка.
      Лодка оказалась великолепной. Она чем-то напоминала лодки викингов - вот только плавала не по воде, а по воздуху. Мы приземлились на деревянную палубу. Откуда-то появилась стая гусей и принялась кружить вокруг лодки.
      -Просто подумайте о каком-либо месте и окажетесь там. - сказал Азрафил. Потом он посмотрел на гусей. - Думаю, мне пора.
      -Если у меня все получится, ты будешь восстановлен в правах?
      Но время его уже вышло. Последовала яркая вспышка и из воздуха возник Асмодей - третий ангел из тех, с кем я когда-то беседовала. У него были красные глаза, а крылья - покрыты горящей серой.
      -Здравствуйте, Лара, - сказал он. - Как дела?
      Заодно он бросил в Азрафила сгусток огня и тот исчез в языках пламени.
      -Отвечаю, - сказал Асмодей, - Азрафил теперь наш. Навсегда. Сатане не слишком нравятся все эти дела с отсутствием смерти. С Азрафилом мы еще разберемся. Конечно, вполне может случиться, что если все придет в норму, мы дадим ему небольшую передышку.
      Нечего и пытаться спорить с бесом, но я подумала, что все же попробую. - Но это...так нечестно... Это ошибка.
      Асмодей рассмеялся. - Почитайте лучше библию. Кстати, - добавил он, - у нас и для вас припасено несколько отличных сковородок. Это насчет того, чтобы вы тут наверху не скучали. Да, отличный был хэдшот. Мы его столько ждали!
      -Да пошел ты, - сказала я.
      Все еще смеясь, Асмодей пропал вместе со своими гусями и Азрафилом.
      Я осталась в лодке одна.
      -Полетели вверх. - сказала я лодке. - Вверх, пока не будет слышно этих криков.
      
       
2. Рыбацкая работа.
      
      Долгое время я просто загорала. Ну, и попутно размышляла.
      Насколько я могла судить, мне вовсе не обязательно было срочно что-то делать. В принципе, я уже умерла, так что мне оставалось рассчитывать только на отправку в Ад. Однако дело повернулось благоприятной мне стороной. Мне, конечно, нужна была еда, но и без нее я, без сомнения, еще долго могла бы парить на этой лодке в облаках, ничего практически не делая.
      -Почему, собственно, я должна этим заниматься? Я эту трубу не похищала.
      Я могла бы найти где-нибудь большую емкость - скажем, снять с какой-нибудь крыши спутниковую тарелку - и собирать в нее дождевую воду. Я могла бы ловить в океане рыбу - на животных, как я поняла, всеобщее воскрешение не распространялось. Я могла бы улететь на какой-нибудь необитаемый тропический остров и собирать там с деревьев фрукты - даже можно было не приземляться. Если мне там станет жарко, я улечу севернее. Если станет слишком сухо - могу слетать в Манчестер. Может, если я хорошо попрошу, лодка меня отвезет даже на Марс.
      Жизнь прекрасна, если подумать. И, самое главное, с моей стороны никаких усилий не потребовалось. Я хихикнула. Какая я все же умная.
      Однако, потом я все же задумалась. Азрафил сказал, что сейчас живы абсолютно все. Значило ли это, что там внизу находятся все, кого я когда-то знала? И им приходится точно так же отвоевывать друг у друга свой маленький клочок пространства?
      Вот что меня беспокоило. Я посмотрела на свою лодку. Большая, конечно, но все же не слишком большая. Скольких людей я смогу здесь разместить? Кого мне спасти, и кого оставить? Этот вопрос меня уже не просто беспокоил, а прямо-таки грыз изнутри.
      Потом была еще и гордость. Азрафил мог бы выбрать кого угодно, из любой страны, из любого времени. Однако он выбрал именно меня. Должно быть, он думал, что я подойду лучше всего. Возможно, он и был прав. Я почувствовала, как меня распирает гордость. Лара Крофт - лучшая из лучших, из шкуры вон лезет, чтобы спасти мир. Я действительно была хороша. Даже очень хороша. Приятно было знать, что кто-то это понимает. Может быть, мне стоило оправдать это доверие.
      Старая я - та, что произвела сама себе ускоренную прочистку черепной коробки - без сомнения, забралась бы в какой-нибудь укромный уголок и осталась бы там навсегда. Но сейчас это казалось мне смешным. Я хотела снова, как всегда, надрать всем задницу. Как говорится, действуй, или проиграешь.
      -Ладно, - сказала я и поднялась. Сеть лежала рядом.
      Насчет первого человека можно было даже и не раздумывать. - Уинстон Дживс - сказала я и взмахнула сетью. Каждому дону Кихоту требуется свой Санчо Панса.
      Поначалу я вообще не поняла, кто оказался в моей сети. Он был гол, покрыт слоем грязи и не переставая бормотал что-то нечленораздельное.
      -Центр озера Балатон - приказала я лодке. Лодка не тронулась с места - просто только что мы были здесь, и в следующий миг уже оказались там.
      Уинстон тоже меня не узнал - похоже было, что он не знал даже, как его зовут. Или как говорить по-английски. И на какой планете он вообще находится. Ему было около двадцати лет.Я помогла ему выбраться из лодки и вымыться в озере, после чего поделилась с ним одеждой и забрала его на лодке в более теплые места.
      -Лара? - наконец сказал он. Голос его оказался глубже, чем я помнила.
      -Я так по тебе скучала, - сказала я. Я обняла его, поцеловала и мы заплакали.
      Я его любила. Что тут еще скажешь? В конце концов, мы были просто людьми и были рады, что нам не пришлось барахтаться вместе с остальными среди грязи весь остаток вечности. В общем, мы занялись любовью. Больше сказать мне нечего.
      
      
      
* * *

      
      У Уинстона были роскошные волосы и не менее роскошные усы. Он выглядел раза в два выше, чем я его помнила.
      -Если мадам не против, - сказал он, - я с удовольствием остался бы ее дворецким.
      -А что скажут соседи? - ужаснулась я.
      -Лорд Генри Дуглас в течение 30 лет имел связь со своим дворецким, и никто ничего не сказал. Конечно, он эту связь не афишировал... К тому же, мадам, полагаю, соседям сейчас не до нас.
      -Тебе не кажется, что твое "мадам" отдает садо-мазохизмом?
      -Это зависит от того, как на это посмотрит мадам.
      -Но мы, думаю, останемся любовниками?
      -Я счастлив обслужить мадам как только она захочет. - серьезным тоном изрек Уинстон.
      
      Мы проголодались, а поэтому спустились к самой воде и там оглушили не в меру любопытного дельфина. Потом мы нашли необитаемый тропический остров. Уинстон нашел две палочки и через десять минут пыхтения и сопения добыл из них огонь. Оказалось, мясо у дельфинов довольно вкусное, если его хорошо прожарить и употребить с тропическими фруктами.
      -Замечательно, Уинстон, - сказала я, покончив со своим куском. - Заслужил поцелуй.
      -Благодарю, мадам.
      Наконец нам пришлось решать, кто будет следующим в списке выуженных через сеть. Уинстон сначала даже отказался обсуждать наше положение.
      -Я удивлен, - сказал он, - что Высшее существо, кем бы оно ни было, не может исправить эту ситуацию.
      -Возможно, тут решать мы должны сами, - сказала я. - Может, это испытание. Как с женой Лота.
      -Точно.
      -Бог большой шутник, верно?
      -Честно говоря, не знаю, мадам.
      -Ладно. Так куда же мы отправимся и кого достанем?
      
      Вообще-то перед нами стояла слишком сложная проблема. Что нам, собственно, нужно было сделать? Азрафил сказал, что дело в том, что исчез ангел смерти. Ладно, но неужели Азраэль был единственным, кто годился на это? Как насчет остальных богов смерти - Котлику, Осирис, Кали - да сколько их было! Или они тоже исчезли?
      -Может, попробовать доставить сюда Кали, - предложила я.
      Уинстон нахмурился. - А нам точно тут нужна еще и богиня смерти? - сказал он. - Мадам уверена? Кроме того, мадам когда-то уже имела с ней дело в Индии.
      Действительно. Вообще-то, трудно было вспомнить хотя бы одно божество, которое я чем-то не оскорбляла.
      -Но должен же быть какой-то выход.
      -Разумеется, мадам. Но почему мы решили, что надо доставать именно божество смерти? Возможно, нам сейчас нужно не немедленное решение вопроса, а хотя бы совет.
      В общем, я махнула сетью и извлекла из воздуха Жан-Ива Спартана, профессора археологии.
      
      
* * *

      
      - Merde - сказал Жан-Ив, когда мы отмыли его от экскрементов. Он оказался таким же молодым, как и Уинстон, и говорил с забавным французским акцентом.
      - Спокойно, спокойно, - сказал Уинстон, положив ему руку на плечо, чтобы он больше не падал в обморок.
      -Vous сtes Anglais? - сказал Жан-Ив и нервно рассмеялся. - C’est vrai. Оказывается, бог - англичанин.
      -Жан-Ив, - сказала я, - C'est moi. Лара. Лара Крофт. А это Уинстон.
      -Lara? Mais - vous 'tes morte.
      Я развела руками. - Je suis tres bien in actuellement.
      -Votre Francais - c’est terrible.
      -Это все хорошо, а по-английски вы не можете? - спросил Уинстон.
      -C’est le vieux rosbif d’Angleterre - огрызнулся Жан-Ив.
      -Тихо, тихо, мальчики, - сказала я. - Давайте жить дружно.
      Жан-Ив улыбнулся. - Pals' it is.
      -Amies - сказал Уинстон и протянул руку.
      Жан-Ив смерил его взглядом и посмотрел на меня.
      -Да-да, - сказала я. - Только без всяких "le malaise Anglais".
      -А он не...?
      -Ни в коем случае.
      Они осторожно пожали друг другу руки.
      
      Жан-Ив Спартан был моим старым другом. Свою самую известную работу он проделал для правительства де Голля, когда он доказал, что Алжир во времена Римской Империи был поселением кельтов, а современные алжирцы - потомки чужеземцев, вторгнувшихся туда из Африки. Это послужило хорошей причиной, чтобы оправдать ограничение количества эмигрантов из Алжира во Франции.
      Потом он переехал в Александрию, где помогал мне справиться с Сетом, которого я выпустила по собственной глупости. К несчастью, по странному совпадению, главного археолога в Александрии тоже звали Жан-Ив Спартан. Пока я бегала себе по пирамидам, эти двое успели разыскать друг друга и поссориться. После получаса оживленной перебранки на улице и криков "Mais non! Je suis le Spartan!!" у моего Жана-Ива случился инфаркт. Уже в больнице его доконало известие о моей гибели. Я же о том, что он умер, узнала только через несколько месяцев.
      Я направила корабль - я нарекла его "Грайс Дью" - к Галапагосским островам, но там оказалось слишком много туристов и моряков, которые охотились за морскими черепахами. Какая ирония - только та самая цивилизация, которую так ругали, предохраняла черепах от вымирания. Мы снова вернулись на наш необитаемый остров и решили сделать его нашей базой. Я даже дала ему подходящее название - остров Дураков.
      -Мы в интересном положении, n'est pas? - сказал Жан-Ив, доедая свой кокос. - Я лично не вижу пути, как мы можем прекратить апокалипсис.
      -В Египте мы это уже сделали, - сказала я.
      -По сравнению с тем, что произошло сейчас, это кажется детскими игрушками.
      -Мадам тоже не с пустыми руками, - задумчиво заметил Уинстон, приглаживая усы.
      -C'est vrai, mon brave. Хотя я согласен, что неразумно было бы вызывать бога смерти. Возможно, стоит найти какое-нибудь более полезное и дружелюбное божество.
      -Мне кажется, тут все построено на Библии. - сказала я. -Азрафил и все остальные - из христианской мифологии.
      -Да, или из исламской, или из иудейской. - заметил Жан-Ив.
      -Может быть, надо посоветоваться с самими ангелами.
      -C'est возможно.
      -Как насчет старого доброго святого Георгия, мисс? - предложил Уинстон.
      Я припомнила, как сражалась с этим святым Георгием в Белграде. - Лучше я возьму кого-нибудь другого. - сказала я.
      -Или вместо того, чтобы вызывать их сюда, - сказал Жан-Ив, - мы можем сами отправиться к ним на "Грайс Дью". К какому-нибудь архангелу, не знаю - я не слишком хорошо разбираюсь в L'Apocalypse.
      -В общем, нам нужна Библия, Коран и Талмуд, - сказала я.
      -Как насчет библиотеки Британского музея?
      Жан-Ив фыркнул. - А почему не в "ля Библиотек Насьональ де Пари"? Там книг намного больше.
      -Нет, ребята, у меня есть идея поинтереснее, - сказала я. - Поехали в Ватикан.
      
      
* * *

      
      Ватикан получил независимость в 1929 году после Муссолини. Именно там восседает римский Папа, правя примерно пятью сотнями миллионов католиков. Когда мы оказались над ним в облаках дыма от пожаров, я вспомнила, что Ватикан - единственное подобие того самого "города ангелов" на нашей планете. Можно сказать, что это единственный оставшийся византийский королевский двор - с той лишь разницей, что Папа не приказывает ослеплять людей, которые его раздражают. Я усмотрела некую иронию в том, что мы сначала посетим именно Ватикан, а не сам город Ангелов.
      
      Мы вплыли на "Грайс Дью" в город с юга. Можно было заметить догоравшую базилику на Piazza Santa Pietro. Кругом горело практически все. На толпы людей на улицах города сыпались горящие обломки зданий.
      -Sacre Blue - сказал Жан-Ив. Он был бледным, как кусок мрамора. Я поймала себя на том, что пытаюсь на всякий случай перекреститься.
      -Вы, похоже, думали, что Его Святейшество чем-то отличается от других. - заметил Уинстон.
      -Куда нам лететь? - спросила я. - Я была в Ватикане, но никогда над ним не летала.
      -Le Libraire Apostolique. Рядом с Бельведерским двором. - сказал Жан-Ив.
      -Там внизу как раз Бельведерский... - сказала я и осеклась на полуслове.
      
      Внизу на небольшом пространстве Бельведерского двора сгрудилась огромная толпа голых людей. Они кричали, били друг друга какими-то палками. На некоторых еще сохранились обрывки ряс, а у одного или двух на головах были помятые папские короны. До нас доносились крики на разных языках - латинском, немецком, французском, итальянском, на множестве диалектов - от древних до современных.
      -Сколько всего было Пап? - шепотом спросила я у Уинстона.
      -Кажется, штук двести пятьдесят или около того, мисс.
      -Если мои глаза меня не обманывают, то, похоже, все они воскресли и ведут себя не лучше, чем остальные.
      -Видимо, это так, мисс.
      -Неужели они считаются святыми?
      -Как сказать, мадам. Возможно, даже святые не слишком любят своих наследников.
      Несколько Пап похоронено в Авиньоне. Медичи и Борджиа - в римских церквях, большинство же было перенесено из римских катакомб и латеранской базилики в музеи Ватикана. Что-то - возможно, апартаменты Борджиа - заставили их скопиться здесь.
      -Я думала, что во время Судного дня все войны и конфликты прекратятся. - сказала я.
      -Так нам говорили, мадам.
      -Гм. - сказала я. - Ну ладно. Думаю, мы сможем приземлиться на крышу библиотеки. Она-то, по крайней мере, пока не горит.
      -Хорошо, мадам. - Я поцеловала его и краем глаза заметила завистливый взгляд Жана-Ива.
      
       
3. Плохая монетка.
      
      Брать Уинстона и Жана-Ива с собой было незачем, даже учитывая то, что они были молодыми. У меня был достаточный опыт, и мне вовсе не хотелось выяснять, сможет ли сеть достать одного и того же человека дважды.
      Мы остановились над крышей, я сбросила вниз веревку и спустилась по ней.
      -Мадам, - сказал Уинстон, - уверена, что ей стоит идти одной?
      -Полагаю, вы тут позаботитесь о безопасности лодки.
      -Я схожу прогуляюсь, посмотрю, что тут изменилось. - сказал Жан-Ив.
      -Если к моему возвращению не вернетесь, я вас искать не буду.
      -Pas de probleme.
      -Уинстон, будь добр, позаботься, чтобы он не навредил себе.
      Жан-Ив издал какой-то непереводимый истинно французский звук.
      -Хорошо, мадам. - сказал Уинстон с подчеркнутым английским акцентом.
      
      
* * *


      
      Конечно, ватиканская библиотека была мне нужна не только из-за Библии. Я собиралась пробраться в секретные помещения, частично из-за того, что давно хотела это сделать, частично из-за того, что моя интуиция подсказывала, что я могу там найти что-нибудь нам полезное. Чисто по интуции, без всяких планов, карт и логических размышлений я уже отыскала столько кладов, что это уже не было похоже на простые совпадения. Может быть, я в некотором роде ясновидящая.
      Я проскользнула внутрь через световой люк на крыше. Будем надеяться, под библиотекой было похоронено не слишком много людей, подумала я. К несчастью, я ошиблась.
      Откуда-то снизу доносились непонятные крики и позвякивание металла, а также тянуло дымом. Я опустилась на четвереньки, и осторожно выглянула из-за перил балкона. В нос мне ударил запах пригоревшего мяса.
      Посреди читального зала, раскидав в стороны столы, расположилась группа римских легионеров. Все они были в проржавевших насквозь доспехах, и с такими же ржавыми мечами. Я понятия не имею, как металл доспехов сохранился столько времени - по хорошему, от него не должно было остаться ни молекулы. На главном легионере был шлем с позеленевшими полосками меди. Они развели в зале костер из стульев и столов и поджаривали на нем нечто вроде все еще живой библиотекарши.
      В обычных условиях я бы отправила их всех на тот свет за двадцать секунд, но в данный момент это было невозможно в принципе, да и оружия у меня не было. Требовалась скрытность.
      После недолгих поисков я отыскала план библиотеки на английском. Естественно, расположения секретных архивов там не было указано, но, по крайней мере, я могла выяснить, где их нет. Если эта библиотека была устроена по обычному принципу, то искать следовало либо на чердаке, либо в подвале. Чердак тут отсутствовал, так что надо было пробраться в подвал. Подвал, который, скорее всего, будет полон всех тех, кого за многие поколения похоронили на этой земле.
      Чепуха, подумала я.
      У подножия лестницы я обнаружила кое-что полезное. Это была сине-желтая форма гвардейца. Хозяина нигде не было видно - может, ему не повезло и римляне с ним уже повидались. Форма оказалась как нельзя кстати. Я, конечно, люблю иногда побегать по подземельям в полуголом или голом виде, но сейчас у меня не было такого настроения. В качестве бесплатного приложения к форме шло еще и антикварное копье. Может, оно использовалось только на церемониях, но сделано было на совесть. К тому же в кармане штанов я нашла армейский нож. Я спрятала косу под берет и двинулась дальше во всеоружии.
      
      Библиотека выглядела так, словно бы по ней пробежалось несколько бешеных быков. Я не нашла ни одной целой двери. В подвале было еще хуже. Освещение не работало, пол был весь изрыт какими-то ямами, кругом валялись куски вывороченного покрытия. Похоже было, из этого пола поднялся не один десяток мертвецов. Единственным утешением оставалось то, что можно было без труда спрятаться.
      
      Пробираясь по подвалу, я мимоходом размышляла, как же мне убить кого-нибудь. Скажем, зомби можно разрубить на куски - это несложно, они ходят достаточно медленно и беспорядочно. Вампиры - те порезвее, но и их можно проткнуть осиновым колом или осветить солнечным светом. Но что делать с этими живыми мертвецами? Они выглядят точно так же, как и живые люди. Действительно ли у них будет заживать любая рана? Если раскромсать кого-нибудь в лапшу, соберется ли он заново в человека?
      В этот момент из какой-то комнаты поблизости донеслись чьи-то приглушенные голоса и я осторожно подкралась туда.
      В комнате происходило что-то вроде воскресной проповеди. Там стояли люди в истертых туниках, с вышитыми на груди рыбами. Говорил один из них, старец с длинной белой бородой.
      -Как я писал вам ранее, - сказал он по-латински, - тем, чьи помыслы исполнены горечи и проклятий, придется очень скоро пролить свою кровь. В их глазах нет Господа, они никогда не знали мира, и их путь полон бедствий и разрушений.
      Думаю, я поняла, о чем он говорит.
      -Но не бойтесь. Праведник не может умереть, - продолжал он. - уязвим лишь грешник.
      Лучше бы он ошибался, подумала я. Мир, где лишь праведники были бы бессмертными, меня не слишком устраивал.
      Я тихо пошла прочь. Пол показался мне не слишком прочным, но только я успела об этом подумать, как он провалился под моими ногами и я рухнула куда-то вниз, в темноту.
      
       
      
* * *

      
      Все-таки жаль, что тело у меня было слишком молодым. Наверно, если бы у меня осталось мое старое тело, оно бы инстинктивно за что-нибудь ухватилось.
      Падая, я успела вдохнуть незабываемый удушливый запах канализации, а потом от удара я какое-то время не могла дышать вообще. Возможно, к счастью.
      Я приземлилась на что-то скользкое, теплое и покрытое большими мягкими выпуклостями. Оно было живым и медленно двигалось. Я услышала, как из-под меня доносится громкий стон. Сначала звук шел только из-под меня, потом его источник стал распространяться во все стороны, пока все пространство не оказалось заполненным криками, стонами и фрагментами человеческой речи.
      Я посмотрела вверх, надеясь увидеть свет из дыры, в которую я провалилась, но там было темно, как в могиле. Я попыталась встать, но поверхность была такой скользкой и ненадежной, что стоять было трудно.
      Вдруг я почувствовала, что меня что-то коснулось. Это было похоже на пальцы. Сначала их было мало, и двигались они хаотично, но очень скоро они как-то вычислили мое положение и осмелели. Стали хватать меня за ноги.
      Когда это случилось в первый раз, я заорала. Холодные пальцы вызвали у меня жуткие воспоминания о том алтаре на Мадуне.
      К счастью, я не потеряла свое копье и нож. Нож, конечно, был не из лучших, но другого у меня не было.
      Используя копье как опору, я потихоньку двинулась вперед. Вскоре я обнаружила еще одну проблему: мало того, что из гадости внизу появлялись руки, оказалось, что там еще и открываются зубастые рты. На мне не было обуви и я иногда попадала ногой в такой рот. Рано или поздно мне все-таки что-нибудь откусят, подумала я. Время от времени какая-нибудь рука хватала мое копье и мне приходилось его выкручивать и выдергивать. При этом слышался отвратительный хруст, звук рвущихся тканей и искаженный крик из разряда тех, которые сводят с ума слишком впечатлительных людей.
      Вскоре я начала уставать. Идти здесь было даже труднее, чем по зыбучим пескам, и, несмотря на жару, исходившую снизу, я почему-то чувствовала ледяной холод. По спине тек холодный пот, и меня постоянно трясло, как в лихорадке.
      Я знала, что надо идти вперед, иначе я свалюсь и со мной будет покончено. Мне приходилось идти в Арктике во время снежной бури. Я в кромешной тьме пробиралась через непроходимые тропические джунгли. Однажды я оказалась в океане на глубине 70 метров без запаса воздуха. Но очутиться в современном воплощении Великой Клоаки среди живых мертвецов - даже я не могу припомнить ничего похожего.
      Я не могла даже остановиться, чтобы немного передохнуть. Если я пыталась это сделать, ко мне снова начинали тянуться руки.
      -Ради бога, оставьте меня в покое! - я вдруг заметила, что сорвалась на крик.
      -Помоги нам... - послышались голоса.
      -Если выберусь отсюда, помогу всем, - сказала я. Мне пришлось собрать всю свою волю, чтобы продолжать двигаться вперед.
      Мои ноги утопали в слое испражнений и рвоты, и каждый шаг давался все труднее и труднее. Воздух, которым и так было трудно дышать, стал застревать у меня в горле. Если я пыталась прокашляться, это приводило к еще худшим результатам - я хватала еще больше этого воздуха и от этого чувствовала позывы к рвоте. К тому же к моим ногам при этом подбирались эти руки. Ноги и так уже были исцарапаны и кровоточили, а мышцы ослабли от избытка молочной кислоты - эта кислота вырабатывается в процессе работы мыщц, забирает у них кислород и, собственно, и создает то, что называется усталостью.
      Вдруг я поскользнулась и по пояс провалилась в промежуток между телами живых мертвецов. Я попыталась выбраться, но это было невозможно, по крайней мере, в моем состоянии. Я размахивала вокруг своим ножом, отгоняя проклятые руки, но защититься со всех сторон я, опять-таки, не могла. Меня продолжали кусать, хватать и царапать.
      У меня закружилась голова. Интересно, действуют ли еще мои прививки против столбняка, подумала я.
      Потом я начала молиться. Внутренним взглядом я увидела отца Дунстана. Он улыбнулся мне, взял меня за руку и мы вместе стали читать молитву.
      -Отче наш, - прошептала я потрескавшимися губами, -на небесах... на небесах? Почему на небесах? Где ты? Где ты, Господи?
      Завывания и стоны вокруг меня вдруг слились в какое-то подобие органной музыки, вроде тех хоров, которые поют в заставках к церковным программам по телевизору.
      -Отец, - сказала я отцу Дунстану, - это неправильно. Ты все рассказывал по-другому. Где же этот главный пастырь? Где Спаситель? Овцы гуляют по земле и их едят волки. Где же эта овчарня, которую нам обещали?
      Отец Дунстан ничего не сказал. Он улыбнулся и кивнул, словно бы слушал мою первую исповедь.
      Я уже хотела сдаться - так было хорошо ничего не делать. В воздухе висел тяжелый, отвратительный запах, такой, что не хотелось дышать. То ли у меня появилось ночное зрение, то ли это просто были галлюцинации, но мне показалось, что я вижу слабые отблески света на стенах. Я могла различить вокруг все эти ужасные лица.
      -Если ты потеряешь сознание, ты не умрешь. - подумала я. - Ты проснешься уже в аду.
      А потом я все-таки потеряла сознание.
      
       
      
* * *


      
       
      Когда я пришла в себя, вокруг было сухо, тепло и комфортно. На моих глазах лежала прохладная повязка, но по ее краям я видела солнечный свет. Одежды на мне не было, вместо этого я была завернута в какую-то простыню. И самое главное - вокруг был чистый и свежий воздух. Я слабо улыбнулась сама себе. Какой ужасный был сон...
      -По-моему, наша спящая красавица проснулась, - услышала я женский голос.
      -Мы следим за вами, мадам, - произнес голос Уинстона. - Одно неверное движение...
      -О, да ладно тебе, Уинстон. Успокойся. - сказала женщина. - Я же ее вытащила оттуда, разве не так? И потом, что ты мне сделаешь? Одно неловкое движение, и вы отец, как говорят в России?
       Я прекрасно знала, кто это, но тем не менее сорвала повязку с глаз, чтобы убедиться точно. На мгновение меня ослепило солнце, однако я заметила эти платиновые волосы и этого было достаточно.
      -Натла! - сказала я.
      -Привет, подруга, - блеснула Натла белозубой ухмылкой. - Ну, как дела?
      Я вдруг вспомнила все, что Натла когда-то сделала со мной. Вспомнила свои крылья и странное влечение к ней. Я покраснела и неожиданно поняла, что на мне, собственно говоря, ничего нет.
      -Аа..где моя одежда?
      -Твоя одежда? Извини, мне пришлось ее сжечь. Такую мерзость не оденет ни одна уважающая себя женщина.
      -Я бы ее постирала! - сказала я, поплотнее заворачиваясь в простыню. - Ты явно воспользовалась случаем. - У меня было такое ощущение, что мы с ней и не расставались.
      -Я и не говорила, что одежда твоя была грязной. - возразила Натла. - От нее-то практически ничего не осталось - так, пара лоскутков.
      -Да кто тебя вообще спрашивал? И вообще, ты по идее должна быть мертва.
      -Может, и так. - Натла сделала вид, что не обиделась. - Ты, кстати, тоже. Раза два как минимум. - Я еще не успела придумать достойный ответ, как она уже сменила тему. - Знаешь, а твои мужики теперь выглядят намного лучше, чем я их помню. Реинкарнация, похоже, великий доктор.
      Уинстон и Жан-Ив переглянулись.
      -Столько тебя не видела, и видеть не хочу. - сказала я. - Почему бы тебе не оставить нас в покое и не свалить к себе в Америку?
      -Не капризничай. - сказала Натла. Она потянулась и зевнула, чем-то напомнив мне львицу. Правда, у львиц не бывает таких крыльев, как у нее.
      Уинстон деликатно кашлянул. Я заметила, что он теперь облачен в тропический костюм, а Жан-Ив где-то нашел себе джинсы и цветастую футболку. - Пока вас не было, мадам, мы... как бы это сказать...
      -Le Pillage - сказал Жан-Ив.
      -В общем, пробежались по магазинам. - сказал Уинстон. - У нас есть для вас новая одежда.
      Оказалось, они раздобыли для меня все, что я обычно носила - топ, шорты и гриндерсы.
      -Мы еще нашли ящик консерв и пачку настоящего индийского чая, мадам.
      -Молодцы, ребята. - сказала я. - А теперь отвернитесь, я оденусь.
      
* * *

      Мы вернулись на наш Остров Дураков (или, по жан-ивовски, "L'Isle Des Durakus"). Уинстон принялся раздумывать, как бы совершить невозможное и приготовить нечто сьедобное из тушенки в консервах, а Натла вызвалась добыть рыбы. Выглядело это так - она медленно парила над лагуной, высматривала внизу рыбу, и иногда камнем падала вниз, сложив крылья. Полетав так часа два и так ничего и не поймав, она наконец плюнула на это и решила еще немного улучшить свой и так уже идеальный загар.
      Мы с Жан-Ивом сидели на берегу, болтали ни о чем и курили сигары.
      -Знаете что? - к нам подошла Натла в чем мать родила. Жан-Ив как-то смутился и перекатился на живот.
      -Слушай, прикройся ты ради бога, здесь мужчины и дети. - сказала я.
      -Какая ты все-таки... англичанка.- фыркнула Натла, но тем не менее обернулась миниатюрным полотенцем. - Я тут заметила кое-что, но раз уж вы заняты более важными делами...
      -В чем дело?
      -В солнце. Я подумала, может, рыбы будет больше к вечеру, но дело в том, что солнце стоит на месте. Этого вообще-то не может быть.
      Мы посмотрели на небо.
      -С самого момента реинкарнации ни разу не было ни одной ночи. - сказала Натла. - И везде, где бы мы ни были, солнце стоит в зените.
      Жан-Ив почему-то рассмеялся. - C'est vrai, - сказал он.
      -Действительно странно. - сказал Уинстон.
      -Меня сильно тревожит то, что так происходит по всей планете. - сказала Натла. - Даже если бы Земля прекратила вращаться вокруг своей оси, все равно на одной ее половине должна была бы быть ночь. Полдень не может наступать одновременно и в Риме, и здесь, в Тихом океане.
      -Может быть, остановилось время? - подал версию Уинстон.
      -Ерунда, - возразила Натла. - Во-первых, отсутствие ночи это не обьясняет. Во-вторых, мы с вами двигаемся. Для любого движения требуется время. Даже если принять, что время остановилось только за пределами планеты, все равно - свет тоже не перемещается мгновенно. Вообще говоря, я понятия не имею, что происходит.
       
      
* * *

      Мы пообедали печеными черепашьими яйцами и тушенкой. Уинстон таки сделал невозможное.
      -А, кстати, - сказала Натла, - ты же так и не посмотрела вот на это. - Она достала какую-то помятую бронзовую трубку.
      -Что это такое?
      -Когда я тебя нашла, это было у тебя за поясом.
      -Ничего подобного у меня не было.
      -Было.
      -Не было.
      -Не было так не было, - пожала плечами Натла. - Тогда я выкину это в море.
      -Леди, успокойтесь. - сказал Уинстон.
      -Donnez le moi - протянул руку Жан-Ив.
      Внутри трубки оказался какой-то пергамент.
      -Мадам нашла это в библиотеке?
      -Я вообще не помню, чтобы я что-то такое находила.
      -Может, кто-то дал это вам? Dans L'guote?
      Я пристально посмотрела на Натлу. - Это твои дела?
      Натла фыркнула. - Не веришь - не надо, - сказала она и гордо удалилась, чтобы поплавать в лагуне.
      Я взяла пачку сигарет(Жан-Ив откопал где-то целый ящик), вина и ушла в противоположном направлении, к "Грайс Дью". Я слишком хорошо знала Натлу, чтобы не заподозрить какую-то уловку с ее стороны. Это для нее было второй натурой. Я не хотела снова попадаться ей на крючок.
      Я выкурила сигарету и прикончила вино. Потом улеглась в тень моей лодки, накрылась простыней и заснула.
      
* * *

      Разбудил меня нежным поцелуем Уинстон. Я увела его подальше вглубь острова, сказав, что не хочу, чтобы нас видела Натла. Он не стал спрашивать, зачем. Он, конечно, с подозрением относился к любым знакам внимания ко мне со стороны Жана-Ива, но Натлу он всерьез не принимал.
      -Как она нас нашла? - спросила я через некоторое время. - Во всем мире творится черт знает что, а она оказывается в нужное время в нужном месте и спасает меня.
      -Мисс Натла выдающийся человек, мадам - сказал Уинстон, играя с моими волосами.
      -Ей снова от меня что-то нужно.
      -Может быть, она просто хочет помочь, мадам.
      -Не знаю. Но лучше за ней следить.
      -Как пожелает мадам.
      Мы вернулись к остальным.
      -Так что было в этой трубке? - спросила я.
      -Чуть позже, peut-etre - сказал Жан-Ив. - Мадемуазель Жаклин рассказывает о incroyable вещах, которые она видела по пути сюда.
      -Да ее зовут вовсе не Жаклин. Она взяла себе это имя, чтобы не выделяться из общества.
      -Что ты понимаешь, - хмыкнула Натла. - Оно мне нравится.
      -Она говорит, что видела людей, которых судили. - перебил нас Жан-Ив.
      Тут я заткнулась.
      -В смысле, Страшный Суд? - спросил Уинстон. - Овцы и козлища, левая/правая рука господа и тому подобное?
      Жан-Ив пожал плечами.
      -И кто же этим судом занимался? - спросила я.
      -Ну, я в этих делах не эксперт, - сказала Натла, - но оно не было похоже ни на одного известного мне бога. А я их знаю достаточно.
      -Так что же это было?
      Жан-Ив нервно рассмеялся. - В это трудно поверить.
      -В общем, я видела пару таких ангелоподобных ребят с крыльями. И с ними были солдаты в нацистской форме.
      Мы с Уинстоном переглянулись и одновременно фыркнули.
      -Может, это был какой-то голливудский фильм, мадам? - сказал Уинстон.
      -Или голову тебе напекло, кто знает. - сказала я.
      Натла снисходительно улыбнулась. - А почему бы нам самим не слетать туда и не посмотреть?
       
4. Страшный суд.

      Первыми показались гуси, те самые Гончие Гавриила. Огромные их стаи носились туда-обратно вокруг нашей лодки. Потом я заметила яркое свечение на горизонте - мы находились где-то неподалеку от цепи вулканов, в которую входит Везувий и Этна.
      Мы приземлились в роще кипарисов у вершины какого-то холма. Странно, но вокруг не было видно ни одного воскресшего. Мы подошли к краю и заглянули вниз, в долину Страшного Суда.
      Все было именно так, как и описывала Натла. На здоровенном троне сидел архангел Гавриил, а перед ним стояли очереди обнаженных людей. С Гавриилом у меня были собственные счеты еще со времен Будапешта и Белграда. Справа от него в небеса уходила бесконечная сияющая лестница. Слева же зияла бездонная яма, откуда изредка полыхали языки пламени. Рядом с ямой стоял Асмодей и его соратники.
      Все выглядело более-менее знакомо, однако наше внимание привлекло нечто другое. Через долину шел поезд. Железная дорога заканчивалась на станции, окруженной множеством людей в солдатской форме. Формы были всех видов и расцветок - гестаповцы, эсэсовцы, советские народные комиссары 20х годов, южноафриканские полицейские, испанские конкистадоры, французские крестоносцы, пираты, миссионеры из Австралии - здесь были все армии, которые в свое время в основном занимались геноцидом. Поезд подошел к станции и оттуда высыпала толпа людей - мужчин, женщин, детей. Солдаты быстро согнали их в одно место и разделили на группы. Откуда-то появились люди в белых халатах и принялись обследовать новоприбывших - задавать вопросы, обмерять, смотреть в свои толстые книги. Некоторым сразу вручались накидки, венки и арфы и их отводили к сверкающей лестнице на небо. Правда, таких было очень мало. На остальных же повесили какие-то символы - желтые, черные, красные звезды, розовые треугольники, зеленые полумесяцы, символы атомов, двойные спирали, похожие на части ДНК - и отвели к очередям, стоящим у трона Гавриила. Очереди тянулись до самого горизонта. Иногда кто-то пытался сбежать, но солдаты быстро пресекали эти попытки и загоняли беглеца на место. Все это было похоже на плохую карикатуру, сделанную каким-нибудь хиппи.
      Первой нарушила молчание Натла. - Вам, людям, всегда требуется что-то великое и удивительное, вроде вот этого, - сказала она. - Я всегда думала, зачем?
      -У кого-то явно нет чувства юмора, - пробормотал Жан-Ив.
      -Но где же сам Господь? - сказал Уинстон, опередив меня. - Такое не может происходить просто так.
      Я снова почувствовала, что меня хотят втянуть во что-то, что меня никак не касается. Какого черта, что мне вообще сделали все эти люди там, внизу? Жан-Ив и Уинстон смотрели на меня, видимо, ожидая комментарии. Натла, которая знала меня лучше, с независимым видом шлифовала ногти и что-то мурлыкала себе под нос.
      -Давайте попробуем выяснить. - сказала я наконец. Любопытство сгубило кошку, когда-нибудь сгубит и меня. - Все в лодку. Посмотрим, чем кончается эта лестница.
      
* * *

      Как поет Белинда Карлайсл, рай находится на земле (Oooh, baby, do you know what that worth? Oooh, heaven is a place on earth... (с) Belinda Carlisle, Heaven Is a Place on Earth. S.) и, взглянув на Город Ангелов, я поняла, что, в общем-то, так и есть.
      Издалека было похоже, что лестница уходила в большое плотное облако. Но, когда мы подлетели поближе, стало ясно, что это большая гора, окруженная туманом. За ней оказалась широкая долина и там, у берега отливающего золотом моря стоял тот самый Город Ангелов. Когда я увидела, что он из себя представлял, у меня перехватило дыхание и по коже потянуло холодком.
      -Mon Dieu, - сказал Жан-Ив. - Византия.
      -Боже мой, - сказал Уинстон. - Истамбул. Я был там, когда служил в армии.
      -Нет. Все перестроено в ля древнеc стилеc.
      -Я всегда думал, что рай должен быть похож на Иерусалим.
      -Вы что, на самом деле так удивлены? - кисло спросила Натла.
      -Не то слово, - сказала я.
      -Хорошо, что я не застала расцвета этого римского идиотизма. Этот город - дерьмо, и вообще, вся эта религия - полное дерьмо.
      Тут я почувствовала нечто странное. Все мои страхи и опасения словно бы унесло прочь свежим ветерком. Из ниоткуда послышался тихий перезвон церковных колоколов, под аккомпанемент голосов хора. Мои губы растянулись в блаженной улыбке наркомана. Все было, прямо как тогда со Святым Граалем.
      -Всем держать себя в руках, - сказала я, стараясь перебороть внушение. - Иначе это кончится плохо.
      -Я вообще атеист, - сказал Жан-Ив.
      -Я тоже не любитель сходить с ума. - сказал Уинстон. - Я приложу все усилия, чтобы уберечь мадам.
      Я поцеловала его.
      -Ладно, я тогда посторожу лодку. - сказала Натла. - Я туда не пойду. Если там меня увидят, за мной примется гоняться весь город, чтобы затащить на костер. В другой раз, сейчас у меня нет настроения развлекаться подобным образом.
      -Если тебя не будет, когда мы вернемся, - сказала я, - я пошлю за тобой серафима.
      Натла изобразила из себя школьницу - склонила голову, заложила руки за спину и обиженно заморгала. - Какой у вас строгий вид, мадам.
      К этому времени мы уже подплыли почти к самому городу. Минаретов в нем не было, так же, как и Синей Мечети, но Софийский собор наличествовал, причем сильно обновленный - словно заново покрашенный и покрытый золотом. От моря город отделяли внушительные и неправдоподобно белые стены. По улицам ходили люди в белых одеждах. С западной стороны стояли Золотые ворота, через которые с той лестницы в город входили новые жители. Больше всего мне понравилось море. Никакой грязи, никакого мусора, никаких нефтяных пятен, никаких закопченных кораблей. Мы плавно опустились на чистую и спокойную воду. Я ощутила исходящий от нее запах амброзии вместо обычной вони канализации. Я еще подумала, есть ли там у ангелов канализация, и нужна ли она им.
      Мы направились к Юлианскому порту, рядом со Стальными воротами. Нам это показалось наилучшим местом для проникновения в город.
      Разумеется, нас там ожидали стражники. Их можно было опознать по сверкающей белизной форме римского солдата.
      -Кто вы? - спросил один из них. Он говорил по-гречески примерно так же, как говорит наша королева по-английски.
      -Меня зовут Лара Крофт, - сказала я, - а это мои спутники, мистер Уинстон Дживс и профессор Жан-Ив Спартан.
      -Я центурион Таджио Дукас городских портовых властей, и это мои бойцы. - сказал он, показав на остальных. Те заулыбались. - Теперь, прошу вас назвать причины, по которым нам не следует вас арестовать и бросить в тюрьму.
      -Разве посетить ваш город - преступление?
      Центурион надменно улыбнулся. - Преступление - украсть корабль изменника Азрафила, а также - пытаться провезти в город демоническое существо. - Он указал на нашу лодку и на Натлу.
      -Кого ты назвал демоном, демон? - нахмурилась Натла.
      -Замолкни, - сказала я. Потом подробно объяснила центуриону, что лодку мы не крали, и что Натла вообще не собирается из нее выходить.
      -Тогда что вам нужно?
      В конце концов нас пропустили, правда, заставили снять обувь и надеть эти их белые халаты.
      -Мы не можем допустить вас ко двору в одежде проститутки, - сказал центурион, взглянув на мои ноги. Хотя, конечно, базилевс к проституткам относится терпимо, если судить по официальной истории.
      -Так мы сможем увидеть самого базилевса?
      -Ни в коем случае.
      -Но мы - послы с земли.
      -Можете быть хоть послами с Марса.
      Нас повели по позолоченным улицам к небесному эквиваленту Blachernae Palace. Люди на улицах тихо обсуждали что-то свое на теологические темы, либо же сочиняли новые псалмы во славу своего императора. Похоже было, что мира за пределами города для них не существовало. Жизнь хороша, а если кому-то не удалось разделить с ними все ее блага - что ж, это не их проблемы. Хорошо бы сюда как-нибудь пробралась группа террористов, подумала я, и взорвала бы к черту этот их собор. Просто, чтобы ангелы не чувствовали себя такими самоуверенными и самодовольными.
      В конце концов нас привели в какой-то дом, и приставили к нам слугу. Дом выглядел старым и пустынным, и я поняла, что мы, собственно, ничего не добились. Я решила рискнуть.
      -Скажи своим хозяевам, что я та самая Лара Крофт, которая нашла могилу императоров Византии, и что у меня задание от Азрафила. - сказала я.
      -Вы уверены, что хотите им это передать? - удивился придворный. Он чем-то напоминал мне нашего замгенсека из МИДа. - За дерзость вам отрежут уши.
      -Ничего, мы рискнем.
      Прошло не меньше суток. Мы переиграли во все известные нам игры в слова, числа и города, пока это нам вконец не осточертело. Чем больше мы ждали, тем меньше нам хотелось оставаться в этом городе. Все равно что праздновать Новый Год в женском монастыре.
      -Теперь я знаю, что такое рай. - сказала я. - Это место, где ничего никогда не происходит.
      
* * *

      Наконец за нами пришли.
      -Базилевс примет вас, - сказал солидный представительный мужчина, по всей видимости, главный советник или кто-то еще того же ранга. - Надеюсь, ваше дело действительно важно?
      -Аа...вы вообще слышали, нет - там внизу конец света наступил...
      -Что ж, может быть, такие слухи и ходят среди новых эмигрантов, но у нас в любом случае есть более важные проблемы. - заявил он с чувством собственного превосходства.
      -Например?
      -Вам их не понять, - сказал он презрительно, - вы не жители города. Например, дискуссии по теологии. Гонки на колесницах. Ежегодное соревнование на то, сколько ангелов могут одновременно пройти в игольное ушко.
      Подготовка к приему заняла несколько часов. Сначала меня выкупали и облачили в подобающие одежды. Потом долго инструктировали насчет придворного этикета - как кланяться, где ползти по полу, как обращаться к базилевсу("Здоровеньки булы, старый чурбан" - вот так, сказали они, не годится), когда можно говорить, и когда лучше бы молчать.
      Наконец все это кончилось и мне разрешили вползти в тронный зал, упершись лбом в мраморный пол.
      Краем глаза я заметила, что там довольно светло. Кто-то накурил кругом фимиамом, и со всех сторон - прямо Dolby Surround - уже изрядно надоевший мне хор исполнял композицию на тему "величие базилевса". Хору подыгрывал оркестр из колокольчиков, гонгов и там-тамов. Я подпозла к нужному месту, где кончался мрамор, остановилась и музыка тоже стихла. Наступила тишина.
      -Можете подняться. - сказал кто-то.
      Я подняла голову. Передо мной на троне, окруженный прислужниками и членами семьи, сидел Иисус Христос.
      
* * *

      -Ваше имя, - сказал базилевс, взглянув на пергамент, услужливо поднесенный одним из псаломщиков, -Ваше имя Лара Крофт, и вы из нашей провинции Британии?
      Есть что-то волнующее в том, чтобы повстречать какую-нибудь историческую личность. Я видела Александра Великого, Сета, и еще нескольких известных людей. Хоть я и не большой знаток церковного дела, но он произвел на меня сильное впечатление. Выглядел он в точности так, как на иконах - развевающиеся волосы, длинная борода, темная кожа и глубокие печальные глаза - немного похож на Усаму бин Ладена. Его ноги в легких сандалях, выступающие из-под полы имперской мантии, все еще носили следы шрамов от распятия.
      -Да, Господь. - сказала я.
      -Мои советники сказали, что у вас есть песня, где задается риторический вопрос - "касались ли когда-то Его ноги наших английских пастбищ?".
      -Да, Господь.
      -Все же, боюсь, придется вас огорчить. Я никогда не был в вашем королевстве.
      Советники тихо и деликатно посмеялись.
      -Как вам наш Город Ангелов?
      Я не сразу нашла, что ответить. -Тут так...так чисто, - сказала я наконец.
      -Один из ваших поэтов отметил, что чистота - первопричина благочестия.
      Придворные восторженно зааплодировали такому свидетельству образованности базилевса.
      -Да, Господь.
      Базилевс отпил вина из большого золотого кубка и, склонив голову, посмотрел на меня. "Пора уже говорить, или еще нет?" - подумала я.
      -Давайте я задам вам вопрос в иносказательной форме, - наконец сказал он. - Представьте, вы у себя дома, готовите что-то сложное, но очень вкусное, что-то, что требует редких специй, очень дорогих продуктов - в общем, нечто такое, что можно приготовить и попробовать только раз в жизни. И вдруг вы смотрите в окно и видите, как посреди вашего двора дерутся насмерть две собаки. Что же вы сделаете - бросите вашу кулинарию, чтобы разнять этих собак, или же забудете о них - они и так постоянно грызутся?
      Я посмотрела ему в глаза, пытаясь понять, что он от меня хочет. - Я пойду разнимать собак, - сказала я. - Жизнь, пусть даже собачья, важнее, чем какой-то обед.
      После этого все долго молчали. На лицах придворных не было заметно ни следа каких-либо чувств. С таким же успехом вместо них могли бы стоять статуи. Наконец базилевс хмыкнул, и некоторые из них позволили себе слабо выразить удивление.
      -Видимо, вот почему я тот, кто я есть, и вы та, кто вы есть. - сказал он. -Однако, я чувствую, что вы неискренни. Мои советники сообщили мне, что вы часто приносили в жертву жизни, и не только собачьи, ради - как вы выражаетесь? Ради каких-то безделушек, никчемных кусков золота? Не нужно быть мудрецом, чтобы сказать, что вы бы продолжили готовить.
      -Но... - начала я, и тут меня пригнул к полу стоящий рядом стражник. Мне говорить пока еще не разрешали.
      -Нет, отпустите ее. - сказал базилевс. - Я уверен, она поняла ошибку.
      Я снова села.
      -Итак, вы хотите что-то сообщить? - сказал он.
      -Да, Господь.
      -Говорите.
      -Вы считаетесь пастырем, и все остальные - овцами, - сказала я. - Видимо, ваша любовь к вашему стаду сильнее, чем моя?
      -Вы сомневаетесь в моей любви к моим подчиненным?
      Все вокруг как-то угрожающе зашевелились. Пара придворных даже покраснели от праведного гнева.
      -Нет, я вовсе не сомневаюсь в вашей любви, я уверена, что вы любите их как отец любит своих детей, - быстро сказала я. - Только я подумала, а знаете ли вы о людях, которым приходится на себе чувствовать всю эту вашу любовь.
      Базилевс мягко улыбнулся. - Я вижу все, что хочу видеть. Я знаю все, что хочу знать. Мои владения безграничны и моя власть бесконечна.
      Он встал с трона и стражник позади снова пригнул меня к полу.
      -Спасибо за приятный разговор, - сказал базилевс и на этом аудиенция закончилась.
       
5. Плоская земля

      На "Грайс Дью" мы грузились в плохом настроении. Уинстон выглядел особенно скорбно - его густые усы как-то поникли, и плечи опустились.
      -В чем дело? - спросила я его.
      -Я понимаю, мадам не привыкла сдаваться, но у меня нет для этого достаточного опыта. - сказал он. - Нацисты работают на пару с ангелами. Иисусу наплевать на все, что творится в мире. Я ничего не понимаю.
      -По-моему, все не так уж и плохо, как кажется. Сейчас все идет не так, как надо. Я уверена, что это когда-нибудь кончится.
      Жан-Ив фыркнул, но ничего не сказал. Я подумала, что он, возможно, прав. Тогда в Косово ангелы обьединились с чертями и остановили бой не из-за каких-то там гуманистических соображений, а только чтобы защитить могилы императоров Византии. Так что скептицизм в нашем положении был как раз-таки очень уместен.
      Натла почему-то была совсем на себя не похожа. Она сидела в углу, стараясь не привлекать к себе ничьего внимания.
      -Может, поедем уже? - жалобно сказала она. - Как меня уже достало тут сидеть и слушать этот проклятый вой...
      -Да, мы уже улетаем. - сказала я. - Прогнило что-то в райском королевстве...
      Мы вернулись на наш Остров Дураков и легли загорать, чувствуя себя как-то странно выдохшимися.
      -Я знаю, конечно, мои представления о современном мире несколько схематичны, - сказала она, - но что же такого сделали нацисты, что не сделали христиане?
      -Что? Они истребили миллионы не-христиан, к примеру, евреев. - горячо сказал Уинстон. - Они не терпели несогласных с ними людей, стремились расширить свою территорию и распространить везде свою философию. Они истребляли гомосексуалистов, национальные меньшинства, интелигенцию. Они переписали историю, чтобы возвысить себя и очернить своих противников. Они хотели поработить всю землю, подчинить всех власти одного порядка, одного лидера и ближайшей к нему элиты людей, избранных туда за их так называемую чистоту расы.
      -Ну да, да, - сказала Натла. - Это все я знаю. Только все-таки, что же в нацистах такого особенного?
      Глядя на Уинстона, я на секунду подумала было, что он сейчас ей от души врежет, но он сдержался и вместо этого ушел, чтобы побыть одному.
      -И что я такого сказала? - сказала Натла. Она пожала плечами и крыльями.
      Я подсела к Жану-Иву и мы снова стали курить, пить вино и трепаться. Иногда бывает так, что ничего не происходит, но заняться все-таки есть чем.
      -Любите итальянское вино? - спросила я.
      -Ну, оно приятное, но в нем не хватает чего-то такого своего.
      -Ничего, зато у нас его много.
      -Тоже правильно.
      К нам подсела Натла. - Можно сигарету? - сказала она.
      -Certainement. - Жан-Ив протянул ей пачку.
      -Знаете, ведь все эти растения с алкалоидами были созданы у нас в Атлантиде. Табак, марихуана, кока, опиумный мак, конопля, кофе, чай. Все это сделали мы. Так интересно - столько времени прошло, и до сих пор вы используете наши наркотики.
      -За Атлантиду, - сказал Жан-Ив и поднял свой стакан. - Le Paris du monde ancien.
      -И за Натлу, благодетеля человечества. - добавила я, стараясь не ухмыльнуться.
      -Что вы, что вы, - Натла покраснела. - Спасибо.
      
* * *

      Жан-Ив расстелил на песке пергамент, который, как сказала Натла, я отыскала в ватиканской канализации.
      -Это трактат Аристотеля об устройстве мира, - сказал он. - Здесь, в отличие от современных взглядов Галилея и Коперника, Земля - неподвижный центр toute le monde.
      На пергаменте была изображена плоская, как тарелка, земля и над ней схематически звезды. Солнце и Луна изображались как чьи-то лица, прилепленные к небосводу.
      -Существует много небесных сфер, к которым прикреплены небесные тела, и все они обращаются вокруг земли.
      -Остроумно, - сказала Натла. - Примерно как погремушки над детской кроватью.
      -Naturellement, плоская земля окружена со всех сторон океаном. Там, где море находится уже слишком далеко от солнца, оно замерзает. Поэтому этот океан, в свою очередь, со всех сторон окружен льдом.
      -Видимо, какие-то путешественники, забиравшиеся далеко на север, рассказывали им о вечной мерзлоте и это подтверждало их теорию. - сказала я. - Интересно, искал ли кто-нибудь Западный или Восточный полюс?
      -Кстати, вполне возможно, что эти полюсы существовали. - сказала Натла. - У наших ученых была такая теория, что земля когда-то была повернута под другим углом и вращалась по другой оси. А потом из-за какого-то космического катаклизма все поменялось. После него как раз и зародилась жизнь.
      Я закурила еще одну сигарету и легла на песок. Собственно говоря, меня ничего уже не интересовало. Я уже начинала подумывать, что раз самому Господу Богу на все на
* * *

ть, почему я должна о чем-то беспокоиться?
      -Понятно, - лениво сказала я. - А как там крутились эти небесные сферы?
      -Аристотель пишет, что существовал какой-то механизм, такой вечный двигатель. - сказал Жан-Ив. - Он сделал предположение, что в глубине земли существует некий механизм, который приводит в действие тепло вулканов.
      Я встала и ушла искать Уинстона.
      
* * *

      Я удобно устроилась рядышком с Уинстоном на нашей лодке и нежно поигрывала с его усами.
      -Ну, что думаете делать, мистер Дживс? - спросила я.
      -Не имею ни малейшего понятия, мадам.
      -Может, останемся тут? Вырастим сад. Заведем пяток маленьких Уинстонов и Лар...
      -Я бы построил какой-нибудь дом из пальм, - продолжил мою мысль Уинстон. - Мы могли бы провести сюда чистую воду прямо из родника где-нибудь в глубине острова - если найдем где-нибудь подходящие трубы.
      -Будем держать коз и кур. Может быть, будут даже овцы.
      -Я не уверен, что овцы выдержат такую жару, мадам. Вообще-то, я не уверен, что и растения смогут долго продержаться, если солнце будет так постоянно стоять на месте.
      -Да, это солнце меня тоже беспокоит. - сказала я.
      -Может быть, нам следует выяснить, в чем тут дело. - сказал Уинстон. - Хотя бы ради возможности вырастить тут пару розовых кустов.
      Я положила голову ему на грудь и посмотрела ему в глаза. Глаза у Уинстона были такого редкого оттенка, то ли зеленые, то ли карие...иногда казалось, что они могут даже менять свой цвет.
      -Ты меня любишь?
      -Конечно, мадам. Это же очевидно.
      -Тогда должно быть очевидно и обратное...
      -Разумеется, мадам.
      Мы еще разок поцеловались и поднялись.
      -Я кое-что заметил, - сказал Уинстон, натягивая штаны. - Не поднимет ли мадам лодку на пару футов...
      Мы перегнулись через борт и изучили нижнюю поверхность "Грайс Дью".
      -** твою мать, - сказала я.
      -Точно. - согласился Уинстон.
      Киль лодки опутывали, словно паутина, красные волокнистые нити. Они, очевидно, были частью чего-то живого - я заметила у края слабо пульсирующую красную выпуклость, нити сходились на ней. Сквозь прозрачную кожу были видны небольшие пузырьки - видимо, дыхательный аппарат - и хитросплетения кишков. Все это было подозрительно похоже на еще какую-то тварь из Атлантиды.
      -Так вот как она нас нашла, - сказала я. - Но когда все это началось? До Рима? Или еще до того, как ко мне попала эта лодка?
      -Интересный вопрос, мадам.
      -Пока что лучше держи язык за зубами.
      -Разумеется, мадам.
      
* * *

      Мы раздобыли несколько канистр и наполнили их водой. Из старого пожарного участка мы взяли огнетушители, пожарный топор, несколько защитных костюмов и дыхательных аппаратов. Наконец мы отыскали себе теплую одежду и моток прочной веревки.
      -Все готовы? - сказала я.
      Я приказала "Грайс Дью" подняться до тысячи футов. Небо стало еще яснее и солнце еще ярче, но меня больше удивило то, что я не ощутила понижения давления. Мы поднялись еще на тысячу - ничего. Еще на десять тысяч - ничего. Даже на ста тысячах футов давление воздуха оставалось прежним. Солнце, однако, светило все жарче и жарче; похоже было, что чем выше мы поднимались, тем выше была температура. Я посмотрела на землю, но горизонта не было видно - он скрывался в дымке. Внизу была земля, но невозможно было сказать, была ли она сферической или плоской.
      -Ну ладно, - сказала я. - Еще один эксперимент. Всем надеть защитные костюмы и подключить кислородные аппараты.
      Когда все облачились, я набрала побольше воздуха и шепотом приказала лодке подняться на тысячу миль.
      Мгновенно все кругом охватило пламя. Мне показалось, что на нас дохнула горячим дыханием доменная печь.
      -Уровень моря! - заорала я.
      Мы спрыгнули с горящей лодки и похватали огнетушители. К счастью, "Грайс Дью" не успела заняться всерьез. Ее, как и нас, лишь слегка опалило.
      -Что бы это такое ни было, - заключила Натла, оттирая руки от сажи, - это не было нашим солнцем.
      -Почему?
      -Потому что только на его поверхности шесть тысяч градусов. От нас бы ничего не осталось.
      -И наше солнце находится вовсе не в тысяче миль от земли.
      -Если здесь все устроено по системе Птолемея, - сказал Жан-Ив, - то почему тогда солнце не заключено в хрустальную сферу?
      -Может быть, оно на ее поверхности. - сказал Уинстон.
      -D'accord, mon brave.
      -Еще кое-что. - сказала Натла. - Нет понижения давления с высотой. Сила тяжести, однако, есть. Я вижу только одно объяснение - воздух тут ничего не весит. И находится в замкнутом пространстве.
      -Во времена Аристотеля так и считали, - заметил Жан-Ив.
      -Ладно, теперь шаг второй. - сказала я. - Одеваем теплую одежду и попрочнее привязываемся к кораблю.
      Когда все были готовы, я приказала "Грайс Дью" перелететь на тринадцать тысяч миль на запад. Я не знала, на какой широте мы находимся, так что взяла по максимуму: тринадцати тысяч миль должно было хватить, чтобы обойти вокруг земного шара по крайней мере один раз, даже на экваторе.
      Последовал жуткий удар и я потеряла сознание.
      
* * *

      Спустя некоторое время я пришла в себя. Мое лицо что-то накрывало, я попыталась это смахнуть, но ничего не получилось. Я не могла сфокусировать взгляд, но видела что-то вроде красного огненного шара. Мою кожу словно что-то покусывало и одновременно обжигало. Вдруг я поняла, что не слышу абсолютно ничего. Ни единого звука. Я решила, что я, должно быть, еще не до конца проснулась и попыталась сесть. Однако оказалось, что я не могу двинуться с места.
      Огненный шар перед моими глазами передвигался. В его свете я уже что-то видела. Надо мной вверх уходила какая-то бирюзовая поверхность. Верха не было видно. Ее поверхность была усеяна какими-то маленькими огоньками. Похоже было, что она двигалась, но я не могла с уверенностью сказать, так ли это.
      Потом я увидела Натлу. Одну руку она подняла повыше - этот огненный шар как раз и горел вокруг ее кисти - а другой прижимала к моему лицу кислородную маску. Она что-то мне кричала, но я ничего не слышала. Все ее лицо уже было покрыто инеем от замерзающего воздуха, который она выдыхала. Кожа ее посинела. Вдруг она дернулась, беззвучно вскрикнула и упала. Огненный шар, единственный источник тепла, погас и остался только тусклый мертвенно-бледный свет от тех огоньков.
      -На Остров Дураков, - хотела я сказать, но воздух вдруг куда-то пропал и мой язык замерз.
      Лодка подо мной заворочалась, словно тюлень на берегу. Она накренилась в одну сторону, потом в другую, но с места так и не двинулась. Я ничего не слышала, но видела, как из палубы по одной выскакивают и ломаются доски. Словно в замедленной съемке, начала падать главная мачта.
      Собрав все оставшиеся силы, я оторвала от палубы руки, поднесла их ко рту и повторила команду в этот маленький воздушный карман.
      Стараясь освободиться, "Грайс Дью" опрокинулась на бок. Внизу я увидела бездонную пустоту, куда опять-таки уходила та бирюзовая поверхность. Я не видела ни Жана-Ива, ни Уинстона, но решила что они, как и я, примерзли к кораблю. В этот момент я увидела, как за борт перевалилось тело Натлы. Если бы я могла, я бы закричала. Потом я увидела, что она упала на канаты, подвязанные к мачте, запуталась в них и повисла над бездной. Мачта сама еле-еле держалась. Мое сердце буквально провалилось в пятки. Я вдруг поняла, как сильно не хочу ее потерять. Я действительно не знала, что буду делать, если ее не станет.
      Я снова попыталась освободиться. Мне страшно не хватало воздуха. Дыхательный аппарат лежал всего в нескольких футах от меня, зацепившись за планшир. Но это было уже слишком далеко. А в следующую секунду я вырубилась.
      
* * *

      Когда я очнулась, вокруг было блаженное тепло. Меня что-то накрывало, и рядом со мной кто-то лежал. Я попробовала открыть глаза. Не получилось. Протянув руку, я ощутила на лице лежащего рядом знакомые усы. Уинстон.
      -Привет, - сказала откуда-то Натла и ее рука коснулась моего лица. - Вот, выпей это.
      Она поднесла к моим губам половинку кокоса, наполненную прохладной водой. Я жадно вылакала все.
      Наконец я с трудом разлепила глаза и осмотрелась. Неподалеку спал и Жан-Ив, тоже накрытый простыней.
      -Что случилось?
      -Когда я очнулась, мы уже были здесь, - сказала Натла. - Это было уже дня два назад.
      -Ты спасла мне жизнь. Снова.
      -Видимо, да.
      -Спасибо тебе.
      Натла покусала губу и в ее глазах заблестели слезы. Она обернулась крыльями, словно шалью. Я приподнялась, не обращая внимания на боль в обмороженных местах, и обняла ее.
      -Спасибо, - снова сказала я.
      Натла шмыгнула носом. - Вряд ли я смогу справиться с тобой, когда ты такая... милая.
      Я взьерошила ей волосы. - Не беспокойся. Я в любое время могу стать прежней и невыносимой.
      -Что ж, посмотрим, - сказала Натла.
      Я вышла за ней наружу из самодельной палатки. Оказалось, она зря времени не теряла. Где-то на острове она откопала глину, вылепила кирпичи и обожгла их на солнце. Из кирпичей она выложила печь, на которой теперь жарила рыбу, которую наловила в лагуне. Она протянула мне вертел с зажаренным окунем. Окунь оказался довольно вкусным. Наконец, что было лучше всего, она отыскала какое-то растение вроде бамбука и с помощью его пустотелых стеблей провела на берег воду из родника. Я с удовольствием ополоснула лицо прохладной водой.
      -Ты много всего сделала, - сказала я. - Я и не думала что вы, калифорнийские ребята, вообще знаете, что существует такая вещь, как ручной труд.
      -Я не всегда была правителем, - сказала Натла. - Я росла обычной атлантидской девочкой. Нас всему этому учили.
      -А чем занималась твоя семья?
      Натла улыбнулась. - Отец был солдатом, а мать - танцовщицей. - сказала она. - Семья как семья.
      -А мужа у тебя не было?
      -Нет.
      -И детей тоже?
      Натла помолчала. - Знаешь, - сказала она, - ведь это ты его убила. Бедный малыш. Его развитие было прервано слишком рано, он не мог даже защитить себя. Хотела бы я быть с ним до конца.
      Я вспомнила того здоровенного безногого мутанта. -Да, я помню... - сказала я. - Он еще так удивился, когда понял, что умирает.
      Натла молча смотрела на горизонт.
      -Мне очень жаль, но так уж получилось. - сказала я.
      -Не надо было тебе стрелять в Скион.
      -Я тогда думала, что это был единственный выход. - сказала я. - Ты обманула меня, пыталась меня убить, и вообще собиралась завоевать весь мир.
      -Пойду-ка я поплаваю. - сказала Натла. - А ты могла бы пока осмотреть корабль.
      Но я еще долго сидела, погруженная в раздумья. Натла была для меня сплошной загадкой. Наконец я встала и пошла взглянуть на нашу "Грайс Дью". Лучше бы я этого не делала.
      Лодка была почти разломлена пополам. Отсутствовал приличный кусок кормы. Из палубы торчали куски обугленных досок. Ясно было одно - поплавать на ней уже не получится. Может быть, она и смогла бы выдержать один или два полета, но я в этом сильно сомневалась. Я вдруг поняла, что мы не сможем ее починить.
      Я обозвала себя идиоткой. Все эта чертова экспедиция на край земли. Мало того, что она ни к чему не привела, так мы еще и чуть не погибли.
      Наконец я сообразила, что кое-какие шансы у нас есть. Возможно, я смогу затащить на этот остров того, кто эту лодку построил, подумала я. Но... после часа интенсивных поисков среди обломков мне пришлось признать, что моей золотой сети больше нет. Наверно, она упала тогда за борт. Никаких больше новых людей. Теперь мы были предоставлены только сами себе.
      
* * *

      Прошло несколько дней. В конце концов у нас появилось некое подобие плана.
      -Там у этого края земли, - сказал Уинстон, - мне показалось, что эта сфера клонилась к земле, а не от нее.
      Я согласилась. Жан-Ив начертил на песке окружность. -Допустим, это сфера, - сказал он. Потом примерно на расстоянии одной трети от ее верха он провел горизонтальную линию. - А вот это - наша земля.
      -Тогда прямо над нами, - сказал Уинстон и нарисовал небольшой кружок у самой вершины окружности, - висит вот это солнце.
      -Солнце неподвижно. И сфера эта тоже неподвижна.
      -Нам повезло, - сказала я. - Она могла бы двигаться.
      -Да, мадам. - сказал Уинстон. - Солнце садится на западе, так что нас бы могло утащить под землю. В общем, получается так, что кто-то переделал всю вселенную по такой вот примитивной схеме.
      -C'est incroyable. - сказал Жан-Ив. - Хотя все началось еще с момента воскрешения. Оно ведь само по себе тоже противоречит законам науки.
      Я поразмыслила над его словами и по коже у меня побежали мурашки. При мысли о некоей силе, способной превратить всю вселенную в некий бред сумасшедшего, мне становилось как-то неуютно. Я вспомнила свою аудиенцию у базилевса и подумала, что он и сам, скорее всего, порождение этого бреда.
      -Incroyable - это точно сказано. - сказала я. - В общем говоря - мы в глубокой ж
* * *

.
      -Может быть, и нет, мисс. - сказал Уинстон. - Жан-Ив?
      -Если верить той схеме, небесные сферы вращает подземный механизм. Сейчас он остановился, и вместе с ним остановилось время. В некоторых религиозных учениях были подобные предсказания.
      -Кажется, в этой вселенной время понимается как нечто осязаемое - это восходы и закаты солнца. Хотела бы я узнать, что получится, если запустить этот механизм задом наперед.
      -Думаете, мы сможем отправиться назад во времени? - спросил Жан-Ив. - К тому моменту, когда и начались все эти события?
      Натла лежала рядом и слушала нас со снисходительным видом, словно наблюдала за возней детишек в песочнице.
      -Хотите, покажу слабое место? - сказала она. - До центра этой небесной сферы как минимум тысяча миль. Как вы собираетесь туда прокопаться?
      -У тебя есть идеи получше? - спросила я.
      -Есть, конечно. - сказала Натла. - Судя по тому, что происходит, мне кажется, что Жан-Ив прав. Эта вселенная действительно устроена по древним представлениям о строении мира.
      Жан-Ив кивнул. - Мерси.
      -В общем, я вспомнила, как еще в Атлантиде Тихокан хотел осуществить один эксперимент. У него тогда так ничего и не получилось.
      -И это стоит того, чтобы слушать? - спросила я.
      -Понятия не имею, - сказала Натла. - Могу и помолчать.
      -Ладно...продолжай.
      -Тихокан хотел построить машину времени, - сказала Натла. - К несчастью, мы тогда не знали о теории относительности и современной квантовой физике. Для нас во вселенной действовали только законы Ньютона. Мы, конечно, знали, что Земля - геоид, и что она вращается вокруг солнца по эллиптической орбите, но мы не знали ни о свойствах скорости света, ни о принципе неопределенности, ни о других тому подобных вещах. Мы использовали некоторые приложения квантовой физики - Квалопек открыл ядерные реакции с превращением элементов, а также прямое превращение вещества в энергию, но до разработки теоретической базы дело так и не дошло. Но сейчас мы находимся во вселенной, где расчеты Тихокана должны быть верны. Возможно, теперь его машина времени заработает.
       
6. Атлантидец.

      Примерно в семидесяти милях на юго-запад от города Сухуми в Абхазии в Черном море есть небольшой остров. Он - часть горной цепи Кавказских гор. На большинстве карт, кроме специальных морских, его нет, так как размеры его совсем незначительны. В доисторические времена этот остров был высокой горой, которая когда-то принадлежала Натле, а затем - Тихокану. Когда же территория современного Черного моря после космического катаклизма оказалась под водой, на поверхности осталась лишь ее вершина. Под слоем вулканического пепла на горе скрывалась золотая пирамида. Когда в 1996 году пирамида взлетела на воздух, на это никто не обратил внимания - Абхазия находилась в состоянии войны со своим ближайшим соседом - Грузией. В любом случае, вряд ли бы чье-то внимание привлекло бы сообщение об извержении вулкана на каком-то богом забытом острове. Остров этот интересовал только Натлу, которая могла позволить себе содержать там рудники. В тех местах, как, впрочем, и во всем мире, всем заправляет американский доллар. Может быть, Натла даже приобрела этот остров в свою собственность.
      В последний раз, когда я его видела, он был скрыт огромным облаком дыма и пепла. У меня совсем не было желания выяснять, что там случилось и что от острова осталось. Пирамида, по всей видимости, была уничтожена. Уцелел ли остров, я не знала.
      И вот теперь мы висели над останками острова в нашей старушке "Грайс Дью". С высоты был хорошо виден большой заполненный водой кратер на том месте, где стояла пирамида. От острова словно бы откусили приличный кусок. Я заметила свидетельства вулканической природы острова - пару небольших гейзеров, из которых изредка вырывались струйки пара, несколько серных источников и целый вал из застывшей вулканической породы. Кое-где по краям кратера я заметила следы пещер и туннелей, которые, должно быть, когда-то вели в пирамиду.
      Лодка стонала, трещала и разваливалась практически на глазах, так что я поспешила приземлиться. Когда мы коснулись земли, "Грайс дью" окончательно разломилась надвое.
      -Хороший был корабль. - сказал Уинстон.
      -По крайней мере, мы не так уж и далеко от земли, - сказала я.
      -C'est un desert. - сказал Жан-Ив.
      Побережье под легким уклоном уходило вверх, к черному холму, у подножия которого был вход в пещеры.
      -Если хотите, - сказала Натла, - я слетаю и посмотрю, что там и как.
      -И вернешься с армией своих мутантов.
      -Я думала, ты их всех перестреляла.
      -Все же, по-моему, нам лучше держаться вместе.
      -Ну, как хочешь.
      Мы взяли с собой лишь необходимый минимум - одежду, фонарики, еду, веревки, но не оружие. То есть у нас было по копью, но ничего более серьезного. И, конечно, еще Натла могла стрелять огненными шарами. Я подумала, что теперь мы полностью под ее властью. Но альтернативы были еще хуже.
      -Нам надо поговорить, - сказала я ей. - Давай отойдем.
      -Окей. - сказала Натла. - Можно твою сигарету?
      -У меня есть пара вопросов.
      Натла выпустила струю дыма и вопросительно посмотрела на меня. Потом пожала плечами, поискала что-то в карманах и наконец протянула мне небольшой предмет. Я посмотрела. Это был кусок Скиона из моего дома.
      -Когда все это началось, - сказала она, - все эти воскрешения, я не смогла отделаться от ощущения, что без тебя тут дело не обошлось. Через пару часов я была уже у тебя дома. Знала бы ты, что там творилось. Забрала Скион. А потом увидела тебя и этот корабле. Дальше, думаю, ты догадываешься.
      Я взвесила Скион на руке. - И зачем же он нам понадобится?
      Натла забрала его у меня. - Ты знаешь, что Скион состоит из трех частей. Вот эта - единственная целая сейчас часть - когда-то принадлежала Тихокану. Чтобы воспользоваться полной силой Скиона, надо было соединить все части вместе. Мы сделали это только два раза за все время правления. Но даже одна его треть содержит в себе огромную мощь. Так вот, машина времени Тихокана должна была приводиться в действие его частью.
      -И ты все это время пыталась затащить нас сюда?
      -Не совсем, - сказала Натла. - Я собиралась побыть с вами немного, разузнать, что вы собираетесь делать, и, возможно, уговорить вас отправиться вместе со мной.
      Я врезала ей в челюсть. Сигарета отлетела в одну сторону, Натла - в другую.
      -Жаль, я не могу тебя сейчас убить, - сказала я, прижав ее к земле и схватив за горло. - Почему, как только я начинаю тебе верить, вдруг оказывается, что ты ничуть не изменилась?
      -По-моему, - прохрипела она, глядя мне в глаза - это у нас взаимно.
      Я отпустила ее.
      -Когда ты прекратишь манипулировать людьми? - сказала я.
      -А когда ты перестанешь вести себя как психопат? - огрызнулась Натла.
      -Ты до сих пор считаешь себя правителем.
      Натла поднялась и отряхнула одежду. - Я заслужила свое положение - сказала она с вызовом. - Ты могла бы проявить хоть немного уважения.
      Я посмотрела на нее и зло рассмеялась. В глазах Натлы заблестели слезы.
      -Уважения? К тебе? Мечтайте, ваше Высочество, - сказала я и пошла прочь.
      -Ненавижу тебя! - крикнула Натла мне вслед. - Ненавижу, ненавижу, ненавижу! Сволочь! Неблагодарная скотина!
       
      
* * *

      Атлантида... Когда я последний раз была здесь, в стенах что-то пульсировало. Там по каким-то прозрачным трубам струились жидкости наподобие крови или лимфы. Стены светились слабым красным светом и на ощупь были теплыми. Еще там постоянно был слышен такой специфический звук - похожее гудение можно услышать, если надеть наушники плеера и остановить запись. Он называется "белый шум" - хаотические звуки, равномерно распределенные по всему звуковому спектру. Скорее всего, его производило движение жидкости внутри стен. Эти полуживые стены кружили мне голову. Иногда мне приходилось заставлять себя идти по теплой пульсирующей поверхности. Я постоянно ждала, что стены сомкнутся и начнут меня переваривать. Когда произошел взрыв, сердце, питавшее весь этот биомеханический комплекс, было уничтожено. Кровь остановилась и со временем свернулась. Органические части поразила гангрена. Даже сейчас, после стольких лет можно было кое-где увидеть отвратительные черные куски гниющего мяса. Тошнотворным запахом пропитался весь воздух.
      Уинстон тронул меня за плечо. - Твоя очередь, - сказал он и протянул мне дыхательную маску. Я пару раз с наслаждением вдохнула чистый воздух. - Все нормально?
      -Да, я в порядке, - сказала я. - Так, неприятные воспоминания.
      -Ничего. Нас ждет большой приз.
      -Отвратительное место.
      -Совершенно верно, мадам.
      Я посветила фонариком, чтобы осмотреть пещеру. На ее стенах были большие выступы наподобие раскрывшихся цветков - ложа для огромных зеленых инкубаторов, в которых развивались атлантидские монстры. Кое-где на полу валялись остатки этих инкубаторов. Судя по всему, здешние монстры не собирались воскресать и идти на Страшный Суд. Честно говоря, я им завидовала. Я повернулась и чуть не завизжала, когда луч фонарика выхватил совсем рядом из темноты оскаленную пасть кентавра. Потом я увидела, что это всего лишь скелет.
      -Она возвращается, - сказал Уинстон, показав на маленький огонек, мерцающий вдали. Я услышала вдали слабый звук хлопающих крыльев, и меня передернуло. Как я уже сказала - неприятные воспоминания.
      Натла подлетела к нам и опустилась на пол. На ее лице застыло непроницаемое угрюмое выражение, словно бы она только что увидела, что ее дом сожжен дотла. - Дальше будет получше, - сказала она, - еще примерно пятнадцать минут пути. Я нашла относительно целый лифт, так что мы сможем опуститься на менее поврежденные уровни.
      -Здесь все еще что-то работает? - спросила я.
      -Да. Тут осталось несколько рабочих вспомогательных геотермальных генераторов.
      Лифт представлял из себя большую капсулу с прозрачными стенками. В нем было несколько сидений. Натла произвела над ним какие-то манипуляции, после чего в стенке открылась дверь. Мы вошли. На потолке светились какие-то штуковины, похожие на лампы дневного света. Со всех сторон, кроме той, с которой мы вошли, нас окружала какая-то темная жидкость.
      Натла нажала кнопку на стене. Темная жидкость осветилась красным светом и лифт вздрогнул.
      -Ну давай же, давай, - сказала Натла и надавила кнопку еще раз. - Раньше же работало. Чертова машина.
      Наконец жидкость вокруг приобрела ровный красный оттенок. Я услышала глухой удар, отдаленно похожий на биение сердца. Лифт провалился вниз ярдов на десять и снова затормозил. Через секунду еще одно биение продвинуло нас еще ниже. Мы двигались, словно тромб в кровеносном сосуде.
      -Ca me donne la nausee, - пробормотал позеленевший Жан-Ив, и зажал рот рукой.
      -Терпение, еще немного - сказала Натла. - Мы почти на месте.
      -Прямо как в "Фантастическом путешествии" - шепнул мне Уинстон.
      -Надеюсь, появятся лейкоциты и съедят ее, - шепотом ответила я.
      Наконец лифт остановился и мы вышли наружу. Здесь, как и говорила Натла, все выглядело гораздо менее мрачно, чем на верхних уровнях. Мы стояли в просторной пещере, через которую посредине тек лавовый поток. Справа над небольшим озерцом с кипящей водой нависало какое-то большое сложное устройство. Оно издавало звуки, похожие на дыхание больного астмой. Похоже, это был один из тех геотермальных генераторов.
      -Вот это так называемый нижний уровень, - сказала Натла.
      -Впечатляет. - сказал Жан-Ив. - И все это построили вы?
      -Поначалу да, но потом здесь похозяйничал Тихокан. Мне повезло, что он не заполнил тут все водой. Он больше специализировался по гидродинамике.
      -И вы с Тихоканом и Квалопеком правили империей, проходившей от России до Америки...
      -Да.
      -Я поначалу не мог поверить, - сказал Жан-Ив, - но когда я вижу все это... - он показал вокруг.
      -Практически каждая великая цивилизация древнего мира так или иначе использовала наши достижения, - сказала Натла. - Их наука и философия взяли начало от жалких остатков нашей культуры. Даже некоторые их боги - это дань памяти нашему правлению.
      -Вы действительно великая женщина. - серьезно сказал Жан-Ив.
      -Уже слишком поздно это признавать. - сказала Натла. - Но все равно спасибо.
      
* * *

      Натла достала мой Скион и вставила его в углубление на поверхности аппарата Тихокана. Машина нехотя стала просыпаться. Что-то зарокотало, закрутились какие-то блестящие детали. Среди прочих механизмов отдельно стояло большое зеленое яйцо. Оно было опутано разнообразными проводами и трубами. Изредка по этой паутине пробегали электрические искорки.
      -Как оно работает? - спросила я Натлу.
      -Быстрее всего на свете мысль, - сказала она.
      -То есть мы будем путешествовать по времени силой мысли?
      -Я выражаюсь образно. Обьяснить это довольно сложно. Если не вдаваться в детали, Тихокан разработал теорию, по которой у каждой элементарной частицы есть ряд особых свойств. Эти свойства полностью описывают частицу. Например, какие-то свойства задают, где находится частица, другие - что она из себя представляет, и так далее. В общем, он решил изменить свойства частиц, отвечающие на вопрос "когда".
      -А что это за яйцо?
      -Это нечто вроде временного пузыря. Время внутри него не подвержено изменениям, что бы ни происходило за его пределами.
      -Что случится с людьми внутри, если механизм не сработает?
      Натла улыбнулась. - Видела когда-нибудь залежавшееся яйцо, в котором уже начал развиваться цыпленок? - сказала она. - Ну ладно. Я сейчас попробую настроить эту штуковину на начало двадцать первого века. Кто-нибудь видел руководство по эксплуатации?
      Заметив мой удивленный взгляд, Натла усмехнулась. - Шутка.
      Натла занялась машиной, а мы с Жаном-Ивом и Уинстоном сели перекусить. Никому из нас не пришло в голову, что это может быть нашим последним обедом.
      -Интересно, - сказал Уинстон. - Даже не представляю, что я скажу, если вдруг появлюсь в 2001 году живым и здоровым. Я должен был быть давно мертв.
      -Я лично просто скажу, что я и не умирала. - сказала я.
      -Да, мадам хорошо. Мадам всегда выглядит молодой. Что же я скажу, если меня спросят, как я стал таким молодым?
      -Скажешь, что тебе надоело притворяться стариком.
      Уинстон хмыкнул. - Может быть, я сменю имя. - сказал он, подправляя усы. - Например, могу взять имя моего деда.
      -Хиллари? Тебе не кажется, что это имя не слишком тебе подходит? Как насчет Джорджа?
      -Имя Хиллари идет от римского имени, означающего "веселый", мадам.
      -Ладно, я просто тебя дразню. Хочешь быть Хиллари, будь Хиллари, обещаю сильно не смеяться.
      -Благодарю, мадам.
      Я поцеловала его, стараясь удержаться от улыбки.
      -Я знаю, что сделаю. - сказал Жан-Ив. - Я вернусь в Париж и женюсь. Дух зрелого мужчины в молодом теле... Я провел слишком большую часть своей молодости, уткнувшись в книги.
      Мы чокнулись бокалами с вином.
      Примерно через час к нам подошла Натла.
      -А мне выпить никто не предложит? - сказала она. Жан-Ив налил ей вина. - Думаю, у меня наконец что-то получилось. По крайней мере, надеюсь на это.
      Она рассказала нам о деталях. Мы войдем в яйцо, и время для нас остановится. Затем машина придет в действие и мы провалимся сквозь время назад. По идее, мы должны будем оказаться в нужных местах - мы с Уинстоном в поместье Крофт, Жан-Ив - в его доме в Александрии.
      -Тихокан назвал это "временной гистерезис". - сказала Натла. - Вас должно выбросить в последнее положение, которое вы занимали.
      -А как мы предотвратим Судный день?
      -Этим займусь я.
      Я пристально посмотрела на нее. Натла спокойно выдержала мой взгляд, не отводя глаз. Она не улыбалась.
      -Я буду следить за тобой. - сказала я.
      Натла вздохнула и ничего не ответила.
      Я помолчала немного. - Ну ладно, давайте начнем. - сказала я наконец. Ну да у меня и не оставалось другого выбора.
      Мы подошли к машине и Натла встала за контрольную панель. Уинстон взял меня за руку.
      Раздался скрежет и края огромного яйца поползли в стороны. Было заметно, что внутри находится какая-то желатинообразная субстанция.
      -Я снова запустила там время, чтобы мы могли войти. - сказала Натла.
      Вдруг поверхность вещества внутри яйца заколыхалась и изнутри показалась чья-то черная когтистая рука. Мы в шоке следили за тем, что происходит. Наружу выбрался черный атлантидский робот-солдат и замер по стойке смирно. Натла тоже увидела его и прекратила работу. Она выставила перед собой руку, приготовившись выстрелить в любую секунду.
      Из яйца вылез еще один такой же солдат и встал напротив первого. Они словно бы охраняли выход. Наконец, наружу показалась высокая темная фигура, также чем-то напоминающая робота. На ней был конический шлем. Я узнала его. Это был Тихокан из моего видения.
      
* * *

      Лицо Тихокана закрывала большая черная маска. Глаза его скрывались за темными линзами, на которых, однако, мерцали маленькие огоньки. Я слышала, как он дышит через маску. Его голос, казалось, проходил через странный фильтр, добавляющий интересный эффект "электронного" голоса. Прямо как у Дарта Вейдера.
      Он поклонился. - Приветствую Ее Величество Натлу, Правителя и Императора Западных Земель. - сказал он.
      Натла медленно подошла поближе. - Приветствую Его Величество Тихокана, Правителя и Императора Южных Земель. - сказала она, тоже поклонившись.
      -Вижу, Ваше Величество в добром здравии, - сказал Тихокан, и приветственно развел руки. - Где же ваши братские объятия?
      Они символически обнялись.
      -Ваше величество также в добром здравии, - заметила Натла.
      -У Нас с Его Величеством Квалопеком было время залечить раны, которые мы понесли от действий Вашего Величества.
      -Я рада. - сказала Натла.
      -Когда Мы заточили Ваше Величество в лимб - чтобы Ваше Величество покоилось там вечно - Мы сказали Его Величеству Квалопеку, что ни одно заключение не может длиться вечность.
      -Как видите, это так, Ваше Величество. Удачное стечение обстоятельств.
      -Ее Величество Натла - очень умная женщина, сказали Мы, и она когда-нибудь снова будет свободна. Его Величество Квалопек подумал, что Мы слишком осторожны.
      -У Квалопека всегда с головой не все было в порядке... - хмыкнула Натла себе под нос.
      -Не всегда, - сказал Тихокан. - Только после того, как был поврежден его позвоночник.
      Натла склонила голову. - Мы сожалеем об этом.
      -И Мы разработали этот план. Мы знали, что когда Ваше Величество освободится, Вы отыщете эту машину времени. Мы знали, что Ваше Величество попытается заставить ее работать. Мы знали, что вы попытаетесь вернуться в Священную Атлантиду.
      -Ваше Величество разработали такую сложную стратегию, чтобы добраться до меня. Ваше величество даже создали пустую могилу для самого себя, и поместили в нее свою часть Скиона.
      -Мы не могли рисковать, Ваше Величество.
      Они снова церемонно поклонились. Мне все это сильно напоминало двух напыщенных самураев, которые обмениваются традиционными приветствиями, прежде чем порубить друг друга в капусту. Я хотела было уже вмешаться, но вдруг заметила, что Тихокан не поднялся из поклона. В этот момент со стороны его охранников послышался протяжный скрип. Оба солдата медленно опускались на колени.
      Я схватила Уинстона и Жана-Ива за руки.
      -Ложись! - крикнула я.
      Андроиды распадались буквально на моих глазах. Их поверхность за какие-то секунды посерела и стала отпадать крупными хлопьями. Они пока еще двигались, но их конец уже был близко. В конце концов они застыли и вдруг полностью рассыпались в труху.
      Натла следила за этим процессом, раскрыв рот. Когда все было кончено, она вдруг рассмеялась.
      -Тихокан, - сказала она, - ты должен был это предусмотреть. Машина времени тогда так и не сработала... зато она сработала сейчас.
      Внезапно механическая рука Тихокана рванулась к ней и схватила ее за горло. Он медленно поднимал ее над землей.
      Его голос слабел и все больше искажался электронными помехами. - Да, Ваше Величество, - произнес он, - Ты всегда любила смеяться над неудачами других...
      Натла дергалась и пыталась освободиться, но рука держала крепко. Она уже собиралась стрелять в него, когда наконец пришло время и Тихокана. Он развалился на куски, и Натла упала на пол. Мы подбежали к ней.
      -Вы сговорились, что ли? - с трудом произнесла она, растирая горло.
      
* * *

      Я помню, какой страх овладел мной, когда мы забирались в яйцо. Я приказала себе открыть глаза. Если мне суждено было умереть, я хотела встретить смерть лицом к лицу. К нам протиснулась Натла и почти сразу же яйцо закрылось, оставив нас в темноте. Я попыталась найти Уинстона, но не смогла. Я представила себе, как выхожу из яйца и сразу после этого заживо разлагаюсь - хотя Натла и сказала, что она исправила машину. Потом стены яйца куда-то пропали и мы стали падать. Я видела, как вокруг мерцают электрические разряды. В какой-то момент мы оказались на свободе. Над нами нависала обратная сторона плоской земли, а далеко внизу в пространстве были видны гигантские зубья того самого механизма, который вращал небесные сферы. Но я уже ничему не удивлялась.
       
      
* * *

      Когда я очнулась, у меня во рту было что-то металлическое. Я чувствовала запах сельской местности и слышала шелест листьев деревьев на ветру.
      Я медленно открыла глаза. Оказалось, что я сижу у подножия моей статуи и держу в зубах ствол дробовика. Спустя мгновение ружье было заброшено в бассейн, а я с радостными криками каталась по земле, нюхала траву, дышала полной грудью и жмурилась от удовольствия. Потом я встала и бросилась к дому. Навстречу мне выбежала знакомая фигура.
      -Уинстон!! - завизжала я, бросившись ему на руки.
      -Если мадам не возражает, - сказал он, поцеловав меня, - я бы настаивал на имени Хиллари.
      -Да ради бога!
      -И еще, в присутствии посторонних нам лучше бы поддерживать строгие отношения хозяин/дворецкий.
      Я крепко обняла его. -Мы сделали это!! - крикнула я. - Мы действительно это сделали!
      -Пойду поставлю чайник, надо же отметить, - сказал он.
      Мы постояли немного, наблюдая за заходящим солнцем. Мне показалось, что среди облаков я почти вижу силуэт Натлы, пробирающейся в Город Ангелов, чтобы позаботиться о Трубе Судного Дня.
      -Думаю, она больше не вернется. - сказала я.
      -Что, мадам?
      -Ладно, не имеет значения. - сказала я. - Уже ничего не имеет значения. Я подаю в отставку.
      Мы пошли назад, к дому.
      -Знаешь, Уин...то есть Хиллари, наверное, мне пора наконец-таки остепениться. Кто знает, может, даже обзавестись семьей.
      -Вполне возможно, мадам.
      -Говорят, лучше всего заводить ребенка на втором десятке. Когда мне это говорили, я никогда не верила.
      Уинстон рассмеялся. - Ну конечно.
      -Может, Жан-Ив согласится быть крестником?
      -Если у вас есть его телефон, можно позвонить и спросить.
      У самой двери я повернулась и бросила последний взгляд на небеса.
      -Жизнь дана для живых. - сказала я небу. - И в ж*** всех мертвецов!

КОНЕЦ


Перевод – Sordman, февраль-май 2002


игры серии

Tomb Raider I
Unfinished Business
Tomb Raider II
The Golden Mask
Tomb Raider III
The Lost Artifact
Tomb Raider 4
Tomb Raider 5
The Angel of Darkness
Tomb Raider Legend
TR Anniversary
TR Underworld
Tomb Raider (2013)
Rise of the Tomb Raider

LC & Guardian of Light

Tomb Raider на GameBoy
Tomb Raider на Java
Tomb Raider на N-Gage
Tomb Raider на PocketPC
Tomb Raider CCG
Настольный TRAOD

кино

Lara Croft Tomb Raider
The Cradle of Life
Tomb Raider (2013)
The Ride
Lethal & Loaded

лара крофт

Биография
Модели
Альбом «Лара Крофт»
Духи «Лара Крофт»
Одежда

творчество

Рисунки
Рассказы

комиксы

Обзор
Основная серия
Кроссоверы
Специальные выпуски
Разное

ресурсы

Видеоархив
Статьи
Коллекция обоев
Core Design
Crystal Dynamics
Eidos Interactive
Архив новостей
Ссылки
О сайте

создание уровней

Руководства
Редакторы уровней
Полезные утилиты
Коллекция уровней


Copyright © TombRaider.ru, 2001 — 2013
Square Enix Ltd. Lara Croft and Tomb Raider are registered trademarks of Square Enix Ltd. All rights reserved.